Личный кабинет

Блог о кино











С 9 по 16 июня в Сочи пройдет 30 Открытый российский кинофестиваль Кинотавр.  

Продолжаем публикацию интервью с участниками конкурсной программы. В рамках основного конкурса Юрий Быков представил картину «Сторож». В интервью  режиссёр рассказал о работе над «Сторожем», его отличии от остальных работ, а также о своих идеях и страхах.

Елена Трусова:
Об идее фильма «Сторож» вы упоминали еще более пяти лет назад. Расскажите, пожалуйста, как родился замысел фильма и как он эволюционировал.

Юрий Быков:
Замысел родился из необходимости иметь проект с небольшой себестоимостью. Иногда, чтобы оставаться в профессии, приходится работать в скромных производственных условиях. Так что в начале это проект про очень небольшой бюджет и ресурсы для реализации, а уже потом про тему. У меня всегда есть про запас несколько интересных, малобюджетных сценариев. Например, когда я попал на Кинотавр с короткометражкой «Начальник», сценарий «Жить» уже был готов. Во время работы над «Майором» у меня не было необходимости держать при себе такой сценарий, но после малого и неудачного проката «Дурака»родился замысел сразу двух камерных фильмов – «Завод» и «Сторож». Одна локация, острый сюжет, высказывание. Мало кто знает, но в задумке «Завод» был тоже камерной историей и планировался малобюджетным. И только когда на этот проект вышли большие продюсеры, то он вырос в жанровый боевик с приличным бюджетом. «Завод» и «Сторож» - проекты, которые возникли и развивались параллельно, вопрос был только в том, какой из них раньше выстрелит. У «Сторожа» изначально даже была 4-серийная версия, но в ней он не нашел своей реализации, поэтому я переписал сценарий проекта под полнометражную фестивальную историю. Часть продюсерской команды фильма «Завод» заинтересовалась «Сторожем» в этом формате, я имею в виду компанию Инвада-фильм.
В основе «Сторожа» - тяжелая и сложная история взаимоотношений между людьми. Это человеческая, а не остросоциальная драма. Видимо поэтому «Сторож» был одобрен к поддержке Министерством культуры, в отличие от «Завода».
При той государственной политике, которая сейчас существует, режиссёры не могут позволить себе снимать такие фильмы, как «Дурак», за государственные деньги. У нас принято полагать, что критика не способствует развитию. Художники так не считают, но государство именно такого мнения, поэтому и устанавливает рамки.
Проблема еще заключается в том, что сегодня авторское кино на больших экранах просто не нужно. И если кто и способен создавать критические авторские фильмы на частные деньги, то только те, у кого есть потенциал на западном рынке. Например, Звягинцев. Но таких масштабных художников - единицы. Это положение вещей не означает, что я дальше не буду работать с остросоциальными темами, но найти на «проблемное» кино деньги и ресурсы становится все сложнее.

Елена Трусова:
Да, действительно, вы в основном работали над остросоциальными драмами. А в «Стороже» получилась достаточно камерная история, в центре которой – любовный треугольник. Здесь исследуются больше человеческие взаимоотношения, чем социальная проблематика. Насколько вам сложнее, а может, проще, далась работа над этим сценарием?

Юрий Быков:
Я бы сказал, что сложнее. Когда есть привычка работать в определенном формате, то перестраиваться на другое направление достаточно тяжело. Понимаю, что истории человеческих взаимоотношений тоже интересны и важны, но, была бы моя воля, я бы только и занимался такими фильмами, как «Майор».
В «Стороже» я пытался показать проблемы, которые перекликаются с нашим временем, но это, скорее, по касательной, чем прямое указание на существующее положение вещей. В каком-то смысле «Сторож» - притча. И мне эта история напоминает мой ранний фильм «Жить».

Елена Трусова:
Совмещать роли режиссера и актера в одном проекте очень сложно. Вы же не в первый раз играете в своих фильмах. Возможно, за долгое время работы вы открыли для себя приемы, которые помогают вам справляться с этой непростой задачей? И почему в «Стороже» решили сами исполнить главную роль?

Юрий Быков:
Никаких приёмов у меня нет. В «Стороже» для меня стало необходимостью исполнить главную роль. Возможности подготовиться к ней не было, поэтому я старался не делать ее выпуклой, а, наоборот, сместить драматургические акценты на двух других персонажей. Персонаж сторожа стал, скорее, тенью, одним из кирпичей того самого санатория, а не главным действующим лицом.
Работать актером и режиссером в одном проекте действительно сложно. И у меня такой опыт был - в «Начальнике» и «Майоре», и каждый раз это была вынужденная мера. Я не считаю себя выдающимся артистом, над этим постоянно нужно работать. Но в «Стороже» так сложились обстоятельства, что пришлось заменить актера во время съемок.
Должен признаться, что сейчас я нахожусь в периоде самоопределения. После фильма «Дурак» у меня начался тяжелый кризис, который до сих пор не прошел. В процессе работы над первыми тремя фильмами в своей режиссерской карьере я даже не задумывался о том, на какие темы должен говорить и каким языком, у меня не было самоцензуры и неуверенности в себе. Что-то во мне сломалось, когда я попытался стать другим режиссером, пришлось идти на компромиссы, поменялись цели. Я до сих пор пытаюсь найти то ощущение уверенности в себе, которое было на съемках «Майора».
«Сторож» по форме стал для меня пробой, экспериментальным фильмом. Здесь много природы, статичная камера, что не свойственно моему темпераменту. Но работа над этим проектом стала хорошей попыткой попробовать себя в чем-то другом.

Елена Трусова:
Действительно, я заметила что кадры из «Сторожа» кардинально отличаются от того, что было в предыдущих ваших картинах. Некоторые из них обладают каким-то гипнотическим эффектом. Например, съемка соснового леса, снегопада или коридоров санатория. Вы специально добивались такого эффекта?

Юрий Быков:
Да, это было попыткой попробовать другую эстетику, другой формат. К тому же здесь присутствует колоссальный труд художника, оператора и всей команды проекта. Все поддержали меня в попытке попробовать то, что мне обычно не свойственно. Но в своих предыдущих работах, сделанных в большинстве своем на коленке, я был всё-таки честнее, потому что там я практически не задумывался, а делал по наитию. «Сторож» - первая работа, где я продумал почти все. Но тут же возникает вопрос – а стоит ли художнику думать или же нужно просто чувствовать? При сборке фильма настал момент, когда я засомневался – а мой ли это фильм. Мне кажется, я раньше был веселее…

Елена Трусова:
Я думаю, что художнику можно и нужно пробовать разные форматы.

Юрий Быков:
Безусловно. Но, пробуя, нужно четко понимать, чего ты действительно можешь. А на протяжении последних пяти лет я сомневаюсь в себе.

Елена Трусова:
Но и сомневаться тоже полезно.

Юрий Быков:
Не всегда. Сомневаться полезно только в очень редких случаях. Нужно делать то, что ты чувствуешь, не сомневаясь в себе. Человек по своей природе склонен к развитию. Я же, мне кажется, совершил попытку измениться, а не развиться. И не уверен, правильно ли это. Ко мне было слишком много претензий, к которым я в итоге прислушался. Пытаться стать тем, кем ты не являешься, - это неправильно. Мне не нужно становиться интеллектуалом или эстетом, а стоит остаться тем, кто я есть, даже если, как многие говорят, я снимаю топором. Поэтому три самые первые картины, которые я сделал, никого не слушая, крутые и для меня самого недосягаемы, особенно «Майор». Всё это не значит, что я не доволен картиной «Сторож», она, возможно, даже лучше, чем я сам, но ко мне настоящему имеет меньшее отношение, чем, например, фильм «Начальник».

Елена Трусова:
Давайте вернемся к производству фильма «Сторож». Две другие значимые роли достались Владиславу Абашину и Алле Югановой. Быстро ли определились с этим выбором?

Юрий Быков:
Был кастинг на каждую роль. С Абашиным определился быстрее, так как после работы в «Заводе» он оказался идеальным кандидатом на роль и в «Стороже». Владислав Абашин – уникальный человек, живет на Алтае и редко снимается. Он был для меня «темной лошадкой», но понравилась его обособленность, отчужденность и фактура. Его персонаж Стас из «Сторожа» - своего рода продолжение Тумана из «Завода», только более хитрый, жёсткий и лживый. Лучшего кандидата было не найти.
На женскую роль было отсмотрено много актрис. Алла Юганова прошла пробы замечательно и идеально подошла на эту роль. Для ее персонажа были важны три вещи – она должна была быть острой, умной, но при этом внутренне разбитой.

Елена Трусова:
А что с кандидатом на роль Влада, которую вы в итоге исполнили сами?

Юрий Быков:
Во время съёмок мне нужно было поменять артиста, поэтому возможности выбирать практически не было. Но персонаж не был написан под меня. Это должен был быть юродивый, настолько изъеденный жизнью, что при взгляде на него вам становилось бы стыдно за свое благополучное существование. В процессе работы мне пришлось сделать из него псевдо-отшельника, которому лишь кажется, что он платит аскезой за свои грехи, на самом же деле остается гнилым и неуверенным в себе человеком. Несколько попыток доказать себе, что он не такой, не приводят ни к какому результату.
Из-за смещения акцентов фильм «Сторож» оказался не историей про юродивого, а про трех очень несовершенных людей с червоточиной внутри, которым не убежать от закономерной кары.

Елена Трусова:
Но они же пытаются помочь друг другу, искупить тем самым свои грехи.

Юрий Быков:
Они не пытаются помочь. Я бы сказал - пытаются выжить, уйти от ответственности, избежать её. Герои фильма проходят путь, который помогает им понять, что скелеты в шкафу не отпустят. В современном мире искупление – это глупость. Нет чувства вины – есть только критерии комфорта и юридические обязательства. Сейчас репутация внешняя играет намного большую роль, чем репутация внутренняя, уважение к себе.

Елена Трусова:
От этого во многом и зависит творческая свобода…

Юрий Быков:
Творческая свобода – это очень абстрактное понятие. Если, например, говорить про эпоху Ренессанса, тогда взаимоотношения мецената и художника были просты и естественны, потому как население было необразованным и очень узкий круг людей мог оценить произведение искусства. Были неизбежны зависимые отношения художника от мецената. Сейчас, в эпоху интернета, странно быть художником, которого содержат. У всего может быть аудитория и монетизация. Её просто надо наладить. Я своим продюсерам ничего не принес. А статус «народного режиссера» для меня непонятен.

Елена Трусова: 
Вам не нравится определение «народный режиссер»?

Юрий Быков:
Нет. Не нравится прежде всего потому, что я не понимаю, что значит «народный». Это тот, кто снимает искренне, для рабочего класса?
В настоящее время режиссеру не надо быть народным, главное – быть модным. Если попадаешь в формат – значит, ты интересен. Мы все – заложники форматов. У людей сместились приоритеты. Возможно, в ближайшие 10-15 лет полнометражное кино станет и вовсе антикварным искусством для высоких интеллектуалов. Всё остальное превратится в компьютерные игры.

Елена Трусова:
Кино, мне кажется, будут ценить в любое время, ведь на хороший фильм не жаль потратить ни три, ни четыре часа. 
Если вернуться к вашему фильму «Сторож», то он полон драматических событий и сильных чувств. При всем при этом вы не забываете уделять внимание деталям. Например, интерьеру в комнате главного героя. Что вы можете сказать об этой части работы над фильмом?

Юрий Быков:
Из деталей и состоит вся работа. Нужно было показать, что герой – отшельник, ему нужен абсолютный минимум для существования, чтобы выкинуть все из головы, очистить сознание.

Елена Трусова:
Расскажите, почему решили выбрать для съемок закрытый санаторий в Рязанской области. Как вы подбирали локации? Вы ведь не первый раз снимаете фильмы именно в Рязанской области, да и родились вы тоже там…

Юрий Быков:
Но это никак не связано с выбором этого места для съемок. Здесь все просто – нам нужен был только что закрывшийся санаторий в средней полосе России, поэтому выбор оказался относительно небольшой. К тому же, санаторий в Рязанской области стал идеальным вариантом – поблизости река, сосновый лес.

Елена Трусова:
Музыка является частью фильма, частью повествования. Ей можно выразить эмоции, которые нельзя передать словами. Музыкальное сопровождение идеально соответствуют атмосфере и характеру вашего фильма. Всегда ли у вас в голове рождается музыка, когда вы видите картинку фильма на начальном этапе?

Юрий Быков:
При работе над музыкальным сопровождением я определяю эпизоды, которые нуждаются в изменении настроения и не могут обойтись без дополнительных смыслов. Также нужно разработать несколько линий, относительно того, сколько в фильме персонажей и сюжетных поворотов. Потом эту линию нужно развивать, у каждой – 3-4 повторения в разной модификации. В последнее время мне нравится электронная музыка, она более современная и авангардная. Использовать живые инструменты в фильмах уже немного архаично, они добавляют чрезмерной сентиментальности. Электронная музыка помогает создать нестандартный, философский подход к эпизоду.

Елена Трусова:
В своих проектах вы - человек-оркестр, зачастую все делаете сами: работаете над сценарием, снимаете, монтируете, пишите музыку… Можете ли вы выделить этап работы над фильмом, который вы любите больше всего?

Юрий Быков:
Сценарий и монтаж люблю больше всего. Это самые приятные, захватывающие и интересные периоды в работе, которые зависят только от тебя самого. Можно сравнить с детским творчеством – придумываешь историю в любом масштабе и объеме. Потом наступает «взрослая жизнь», когда ты должен согласовать проект с большим количеством людей и обстоятельств, замысел в процессе видоизменяется. А на монтаже уже рождается что-то третье.

Елена Трусова:
Вы упоминали, что у вас есть несколько сценариев про запас. Можете рассказать, какие темы вы в них поднимаете? И, возможно, у вас есть идеи для других проектов?

Юрий Быков:
Художнику перед тем, как что-то сделать, нужно задуматься о том, что его действительно волнует. Да, у меня есть несколько идей, которые могли бы воплотиться в жизнь, но не сейчас.
Первая тема – переход от мира с границами к глобальному миру. Интересно рассмотреть вопрос, возможен ли этот переход и насколько болезненным он может быть.
Вторая тема – религия. В ней можно порассуждать, что такое религия, зачем она нужна, что человек находит в ней, чего не может найти в реальной жизни, и можно ли без нее обойтись. Я не религиозный, но ощущение того, что человек без веры в Бога или что-то высшее не может существовать, меня не покидает. Религия мешает развиваться, но пока без нее люди не могут чувствовать себя полноценными и защищенными. Человека пугает возможность остаться один на один со Вселенной, которая оставляет в неведении каждого.
А третья тема, которая меня волнует, - это тема смерти. Нельзя повзрослеть и принять этот мир, не смирившись с тем, что мы все когда-нибудь умрем. То, что я пока не могу принять. Возможно, мне именно этого не хватает, чтобы ощутить всю полноту жизни, ее радости. Исследовать данную тему крайне интересно.
Другой вопрос в том, вернусь ли к тому состоянию, когда я смог бы свободно говорить как художник, потому как сейчас себе не очень доверяю. Да и по реакции окружающего мира вижу, что он меня не принимает.

Елена Трусова:
Может, стоит более оптимистично на все смотреть?

Юрий Быков:
Это было бы неплохо. Потому как пока для меня оптимизм несвойственен. Как его приобрести, я пока не очень понимаю. Нужна, наверное, установка «Все будет хорошо», которая дает веру вопреки страху. Оптимистический настрой – это гораздо больший труд, чем отчаяние.

Елена Трусова:
Верить в лучшее всегда нужно. Что касается будущего - насколько для вас важно представить свой фильм на одном из самых значимых смотров российского кино - Кинотавре?

Юрий Быков:
Кинотавр – площадка, без которой меня бы не было. Фестиваль открывает новые имена. Это единственная площадка с атмосферой, полной творческой свободы, которая позволяет появляться смелым, провокационным режиссерам. Но, когда у тебя уже есть аудитория, Кинотавр становится больше домом, в который приезжаешь, чтобы показать свой новый проект. В моем случае фестиваль создавал как позитивные, так и болезненные моменты. Например, неоднозначной была реакция на фильмы «Майор» и «Дурак». Признаюсь, что я стал даже его побаиваться. Мне не всегда казалось уместным мое присутствие там. Кинотавр – большая семья, но я до сих пор не ощутил себя частью этой семьи. И сейчас со «Сторожем» я еду с чувством беспокойства. Это площадка, которая дала мне всё и при этом внушила страх.

Елена Трусова:
Вы предвосхитили мой следующий вопрос. Я как раз хотела узнать, как меняются ваши эмоции от Кинотавра с годами.

Юрий Быков:
С годами становится все страшнее. Диссонанс между отношением киносообщества и аудитории рвет меня на части.

Источник Развернуть
Просмотров: 1 Комментариев: 0







Финальный сезон «Игры престолов» подошел к своему неудовлетворительному концу, так что самое время приступить к финальной серии постов, посвященной костюмам героев.

Финальный сезон «Игры» приготовил немало интересного для тех, кто,  следит не только за сюжетом, но также за тем, как меняются образы героев и какой смысл вкладывают художники в разные костюмы. 

Дейнерис Таргариен — одна из тех, чей образ на протяжении «Игры» претерпел самые яркие и значительные метаморфозы. 

эволюция стиля Дейнерис Таргариен на протяжении 4х сезонов "Игры перстолов"
эволюция стиля Дейнерис Таргариен на протяжении 4х сезонов "Игры перстолов"

При этом, на протяжении шести сезонов «Игры» Дейнерис странница и чужестранка, и её образы оказываются не только отражением её личного пути, но также подхватывает элементы окружающих, не родных для нее, культур и народов:

Дейнерис-амазонка, чей образ вдохнолем стилем дотракийцев, сезон 1
Дейнерис-амазонка, чей образ вдохнолем стилем дотракийцев, сезон 1

Дейнерис в наряде жительницы Кварта, сезон 2
Дейнерис в наряде жительницы Кварта, сезон 2

Дейнерис - королева освобожденных рабов, чьи наряды демонстрируют солидарность с её новым народом, сезон 4
Дейнерис - королева освобожденных рабов, чьи наряды демонстрируют солидарность с её новым народом, сезон 4

И тем значительнее каждый новый шаг в направлении целостного и личногостиля, в предпоследнем сезоне достигающем своего зенита. И следующий «драконий» образ Дейнерис легко принять за апогей её личного стиля:


Однако, не спешите, ибо...

Новый наряд Дейнерис действительно отличают драконьи мотивы, подчеркивая, что она — в первую очередь Мать Драконов. 


И вместе с тем это самый «таргариенский» её наряд, символично выбранный в день возвращения героини в дом её предков. Ту же цветовую гамму, те же фактуры и схожий силуэт использовал в своих костюмах старший брат Дейнерис, алчущий сидеть на Железном троне.


Так что, надевая на себя подобный наряд, Дейнерис символично возвращается — к своему роду, в клан Таргариен. 

Зато это не скажешь о следующем образе Дейнерис, действительно уникальном, не похожим ни на один другой. Этот костюм не напоминает и не «зеркалит» ни одну из культур, ни один из правящих кланов (включая клан Таргариен), вдохновленный исключительно образом дракона, он по-настоящему выделяет Дейнерис среди всех. Так что очень возможно, что именно этот наряд следует назвать апогеем личного стиля Матери Драконов.



И потому логично, что финальный 8-й сезон Дейнерис открывает именно в этом образе. Единственное ярко-белое пятно на фоне темных доспехов её воинов и серых костюмов сдержанных северян. На севере Дейнерис снова «пришелица», однако на этот раз она, кажется, готова выделаться:


Однако уже на этом этапе даже не самый внимательный зритель заметит разницу между двумя версиями одного и того же костюма:


На этот раз подкладка, а также все швы белого мехового пальто окрашены в красный. Красными также стали и аксессуары, дополняющие новый образ —  перчатки и шелковый шарф на шее.  И все это, конечно же, символично и не случайно!


Мы помним, что красный — один из клановых цветов Таргариен, династии, к которой принадлежит Дейнерис. И то, как красный буквально «прорастает» сквозь швы и складки её наряда, символизирует, что именно эта сторона её сущности растет и все сильнее проявляется в героине.

И кроме того не будем игнорировать очевидное — красный это еще и цвет крови. И сейчас наряд Дейнерис буквально кровоточит, в то время как на её руках — красные перчатки, как будто окрашивающие руки кровью:


Все, кто уже досмотрел последний сезон могут теперь отчетливо увидеть, как один костюм предсказывает финал (а кто не досмотрел — срочно прекратите читать ибо ВПЕРЕДИ СПОЙЛЕРЫ!). 

«Костюмное предсказание» можно увидеть и в том, насколько этот костюм не только выделяет Дейнерис среди чужих для неё северян, но также отделяет от близкого человека:


Интересно, что сама героиня пока не видит грядущую пропасть и наоборот, стремится приблизится к своему мужчине. И делает она это посредством одежды. Так, на её плече появляется меховая накидка, «зеркалящая» меховую накидку Джона Сноу:


Вот только интересно, что мех закрывает только одно плечо (​*мотив асимметрии символичен и ещё появится и в другом костюме Дейнерис), так что стоит героям повернуться, как сходство исчезает и они снова выглядят совершенно по-разному:


И для сравнения посмотрим на тех, кто был и остается по-настоящему близкок Джону, кого костюмы определенно относят к «одной команде»:


Следующий наряд Дейнерис только подчеркивает, что со своим возлюбленным они по разные стороны баррикад:


Зато усиливается сходство Дейнерис с её старшим братом и все более очевидной становится «таргариенская» читай: безумная составляющая:


В этом наряде присутствуют все символичные элементы клана Таргариенов:  красный — цвет крови и цвет дома Таргариен — доминирует в образе, дополненный вторым клановым цветом, черным. Фактура ткани похожа на драконью чешую, поверх которой — массивная цепь с тремя драконьими головами.


Что интересно, наряд подобной подобной конструкции Дейнерис надевала уже не один раз, чтобы транслировать похожий «мессадж»



Во всех случаях впечатление силы и воинственности, которое создает сочетание плотной ткани, структурности силуэта, нарочито подчеркнутой линии плеч, сочетается с женственной деталью — легкой и мягкой юбкой, расположенной так, что намекает на уязвимость своей хозяйки (на её «мягкое брюшко»). 


Эту уязвимость Дейнерис практически удается победить (или скрыть), когда она надевает один за другим несколько впечатляющих воинственных и «кровоточащих» нарядов:





*и обратите внимание, как наряды Дейнерис от яркого белого начинают темнеть, постеменно переходя в серый, а потом и...

Вплоть до самого последнего образа, не оставляющего место воображению и красноречиво говорящего о еще одном, последнем перерождении Дейнерис Таргариен — в черную безумную королеву:



И если зловещее черное кожаное пальто, чьи полы будто пропитаны кровью еще оставляет у кого-то место для оптимизма, следующий кадр не должен оставить уже никаких сомнений:


Перерождение Дейнерис в черную зловещую героиню свершилось. Из белого пушистого кокона на свет появилась черное чудовище, и финал может быть только один:


Занавес!

Источник

Развернуть
Просмотров: 23 Комментариев: 0
Просмотров: 31 Комментариев: 0









С 15 по 24 июня в Китае пройдет 22 Шанхайский международный кинофестиваль, на котором состоится мировая премьера фильма «Танец с саблями» режиссера и автора сценария Юсупа Разыкова. Лента вошла в конкурсную программу Международная панорама.

«Танец с саблями» – история создания одного из самых исполняемых произведений в мире, которое Арам Хачатурян написал всего за восемь часов. События фильма происходят в 1942 году, в городе Молотов (Пермь), где композитор находится в эвакуации вместе с Ленинградским академическим театром оперы и балета им. С. Кирова (Мариинский театр).

кадр из фильма "Танец с саблями"

«Я с детства интересовался творчеством Арама Хачатуряна. В его произведениях есть невероятные мощь, сила и величие. Танец с саблями – это одно из самых исполняемых произведений в мире, своеобразный рингтон 20 века, причем не только по популярности, но и по содержанию. Мы рады, что и у китайского зрителя будет возможность оценить нашу работу и погрузиться в мир балета и музыки. Китайский зритель для меня загадка, очень интересно, как они отреагируют на фильм. Ведь тема влияния государства на творчество автора стоит в центре этой картины. Этот вопрос всегда был и сейчас актуален, как в России, так и в Китае. Этот фильм – попытка понять феномен рождения гениальных произведений в режиме сложных отношений между художником и государством», – говорит Юсуп Разыков.

кадр из фильма "Танец с саблями"

Главную роль в картине исполнил актер Мастерской Петра Фоменко Амбарцум Кабанян. В фильме также задействованы Александр Кузнецов, Александр Ильин-младший, Сергей ЮшкевичВероника КузнецоваИнна СтепановаИван Рыжиков, Вадим Сквирский. Съемки ленты прошли в России и Армении, в том числе в Национальном академическом театре оперы и балета им. А. Спендиаряна в Ереване и в монастыре Хор Вирап.


Источник Развернуть
Просмотров: 13 Комментариев: 0







Джон Рэмбо вновь возвращается на большие экраны. В сети появился первый тизер-трейлер нового боевика "Рэмбо 5: Последняя кровь", в котором Сильвестр Сталлоне вновь сыграет своего героя. Уже постаревшего, но по прежнему способного дать бой. В этот раз - мексиканской наркомафии, промышлявших также торговлей женщинами и укравших знакомую ему девушку


Трейлер вышел всего пару часов назад и найти его с переводом на русский мне пока не удалось



Слай в своём инстаграм периодически выкладывает фотографии со съёмок фильма. 



Источник Развернуть
Просмотров: 45 Комментариев: 0














С 9 по 16 июня в городе Сочи пройдет 30 Открытый российский кинофестиваль Кинотавр. 

 Интервью с участником основного конкурса стал талантливый выпускник ВГИКа, призер международных кинофестивалей за короткометражные работы Борис Акопов. На киносмотре он представит свою дебютную полнометражную картину «Бык». Ранее режиссер уже рассказывал об идее создания фильма, характере главного героя и панковой музыке, вдохновившей его на работу, а в этом интервью поделился новыми подробностями о картине - тщательной подготовке и выборе актеров, а также постановке боевых сцен.

Дарья Осташева:
В предыдущем интервью мы говорили о фильме «Бык» после окончания съемок. Сейчас картина полностью завершена. Привнес ли монтаж какие-либо изменения в фильм?

Борис Акопов:
Сейчас работа завершена, осталось только пара формальных моментов - конвертировать фильм в формат DCP и сдать копию в Госфильмофонд, чтобы получить все необходимые документы.
Кто-то из великих говорил, что фильм умирает и рождается трижды: после этапов создания сценария, съемок и монтажа. Поэтому изменений было много. В частности, сейчас в фильме совершенно другой финал. Мы долго думали о нем вместе с продюсерами, поскольку часто он считывается зрителем как высказывание картины, ее некий мэсседж. Вообще, период постпродакшен был самым трудным испытанием, потому что мне не нужно было делать практически ничего, только ждать и время от времени приезжать на студию, чтобы отсматривать готовые материалы.

Дарья Осташева:
Сейчас картина тебя «отпустила»?

Борис Акопов:
Картина наконец-то «отпустила» - пора бы уже! Работа над «Быком» тянулась на протяжении двух лет.

на съемках фильма Бык

Дарья Осташева:
Поговорим о работе над фильмом более подробно. В картине - невероятно четкие, реалистичные образы 90-х. Как на экране создавалась эта атмосфера?  

Борис Акопов:
Здорово, что ты так считаешь, потому что мы очень старались добиться на экране реалистичности. Я действительно застал 90-е годы совсем немного, но о них много рассказывали родители. Это время их молодости, поэтому им и посвящена моя картина - в финале есть титр. Кроме того, про 90-е сохранилось огромное количество материалов - документальных фильмов, фотографий, книг. Еще на этапе подготовки мы изучили всю возможную информацию. Также нам было важно найти точные локации. Период их поисков был очень длительным. Дело в том, что, как оказалось, город моего детства Балашиха, описанный в сценарии, совершенно не подходил - его давно застроили. Поэтому мы отправились в экспедицию. Это был потрясающий опыт: лютой зимой с командой ездили по разным городам, ночевали в гостиницах, искали натуру. Мы побывали в Ярославле, Туле, Новомосковске, но в итоге остановили свой выбор на Твери - этот город сохранил аутентичность того времени. И конечно, нам было очень важно найти актеров и массовку, которые в точности соответствовали бы молодежи того времени. Здесь нужно отдать должное нашим кастинг-директорам, проделавшим колоссальную работу по поискам лиц - Карине Романовой, Люсе Уляхиной, Вике Хрусталевой.

Дарья Осташева:
Насколько сложно и интересно для тебя было погрузиться в исторический материал, планируешь и дальше работать над историческими фильмами?

Борис Акопов:
Честно говоря, я пока не думал об этом. Когда-то давно хотел снять фильм о Великой Отечественной войне. Да и вообще, есть много эпох, наполненных драматическими и трагическими событиями, которые могли бы быть интересны режиссеру. Но наверное, сейчас мне хотелось бы сконцентрироваться на современности. Что касается сложностей в создании исторических картин, думаю, про современность снимать куда труднее. Для этого нужно быть очень чутким и восприимчивым к настоящему. Если прошлое уже успело обрасти неким мифом, стало замкнутым внутри себя, то сегодняшнее - еще открыто, и неизвестно, каким его воспримут наши потомки.

на съемках фильма Бык

Дарья Осташева:
Сегодня в России криминальная драма продолжает оставаться одним из наиболее востребованных жанров. Как ты считаешь, чем можно объяснить интерес российского зрителя к подобным историям? Насколько тебе было интересно поработать в таком жанре?

Борис Акопов:
Думаю, что криминальное, гангстерское кино интересно не только в нашей стране, но и во всем мире. Мне кажется, это очень кинематографичный жанр: в нем есть и романтика, и приключения, и опасность смерти... Что-то драйвовое и притягательное. Криминальные истории волновали людей с давних времен, поэтому нет ничего удивительного в том, что они интересуют и современного зрителя.

Дарья Осташева:
В картине много боевых сцен. Насколько сложной была их постановка?

Борис Акопов:
Внезапно поняли и ужаснулись - у нас сложнопостановочный фильм! В нем много массовых боевых эпизодов, стрельба, в сценарии даже были погони, от которых в итоге пришлось отказаться. Конечно, хотелось бы, чтобы у нас было больше времени на съемки - многие не верят, что картина снята всего за 20 смен.
В «Быке», действительно, много криминала, но мы не хотели шокировать им зрителя. Перед собой я ставил задачу - не знаю, насколько удалось с ней справиться - показать криминальные сцены достаточно реалистично, но при этом сделать их изящными, избежав излишнего натурализма. Не смакуя в кадре жесткие вещи, как это делают многие режиссеры.

на съемках фильма Бык

Дарья Осташева:
Приходилось ли задействовать каскадеров? Возникали опасные ситуации на площадке?

Борис Акопов:
Да, мы нашли каскадеров в Твери, где и снималась картина. Опасных ситуаций на площадке не возникало, за исключением одной. При выстреле в воздух в сцене на рынке в лицо одному из каскадеров попала раскаленная гильза от Калашникова, он немного обжегся. Но все обошлось, и на самом деле ничего страшного не могло произойти. Я понимал, что у нас настолько мало времени и смен, все так выверено и четко, что любая чрезвычайная ситуация может привести к остановке съемок. Мы просто не могли себе позволить никакого экстрима.

Дарья Осташева:
Ранее в интервью ПрофиСинема ты говорил, что образ главного героя построен на преодолении - слабый телом, Бык должен быть сильным и здоровым внутри, с настоящим бычьим темпераментом. На мой взгляд, Юрию Борисову удалось передать это на экране. Расскажи, как проходил кастинг на главную роль, сложно было найти подходящего артиста?

Борис Акопов:
С Юрой у нас сразу возник контакт. Я очень хотел снимать его, но мне сказали, что он, в силу занятости, не сможет участвовать в съемках. Делать было нечего. Мы нашли другого актера, и уже приступили к работе. В один момент позвонил Юра: «Слышал, ты меня на роль не взял, а я тут Быка в себе выращиваю». Он сказал, что постарается найти место в графике, от каких-то проектов откажется... В общем, решение далось очень сложно, ведь чтобы взять на главную роль Юру, нужно было отказать другому талантливому актеру, с которым мы уже начали работать. Конечно, это неприятно, но я чувствовал, что так должно быть, и утвердил Юру. Все сразу встало на свои места.

Фотографии со съемок фильма Бык 23 апреля

Дарья Осташева:
Ты ставил перед ним задачу играть быка? Что он взял для образа от этого, тотемного для героя животного?

Борис Акопов:
Я не ставил прямой задачи играть быка. «Бычья» энергетика должна была чувствоваться в его подаче, во взгляде... У этого героя развиты лидерские качества, благодаря которым он становится главным в банде.

Дарья Осташева:
А как ты работал с актерами на съемочной площадке?

Борис Акопов:
Надо сказать, работать с актерами было только в удовольствие. Дело в том, что я изначально старался брать артистов, в которых уже заложены необходимые для образа героев качества. Перед каждой сценой мы подробно обсуждали ее, при этом я почти никогда и ни на чем не настаивал, давая актерам полную свободу. Поэтому персонажи рождались у них сами собой, и на площадке работа шла уже не с актерами, а с их героями - не с Юрой Борисовым, а с Быком.
На протяжении съемок между нами не возникало недопонимания. Мы не сталкивались с трудностями, даже несмотря на то, что в картине много сложнопостановочных массовых сцен, и артистам приходилось существовать в непростых предлагаемых обстоятельствах. К примеру, Стася Милославская, исполнившая роль парикмахерши Тани, снималась обнаженной. Думаю, это сложно для девушки, но мы обо всем договаривались заранее, к тому же, опять-таки, в фильме старались избегать пошлости.

на съемках фильма Бык

Дарья Осташева:
Сегодня «Бык» участвует в Кинотавре. Каково это - будучи дебютантом, попасть в основной конкурс главного фестиваля страны? Какие эмоции испытываешь перед показом?

Борис Акопов:
Кинотавр - не только главный российский кинофестиваль, но и настоящий праздник кино, поэтому надеюсь, что посмотрю там много классных фильмов! Сейчас я не переживаю, но наверное, перед показом буду сильно нервничать - ведь это самый ответственный момент. Единственное, чего я хочу - чтобы «Бык» нашел своего зрителя, а участие в Кинотавре - важная ступенька на пути к его возможному кинопрокату.

Дарья Осташева:
А выиграть хочется?

Борис Акопов:
Многие обманывают, что призы не важны. Конечно, хочется! Это всегда очень приятно. Ты старался, твою работу отметили - это не может не доставлять удовольствие, разве что, наверное, каким-то безразличным ко всему людям. Поэтому не дай бог, чтобы я разлюбил призы и награды.

Дарья Осташева:
В завершение хотелось бы спросить, каким ты видишь свое будущее в кинематографе? Есть ли у тебя идеи для новых проектов?

Борис Акопов:
Про будущее сказать сложно, но сейчас я задумал снять современную драму. Когда сдал финальный монтаж «Быка», уехал в Грузию. Там начал писать сценарий, и сейчас продолжаю над ним работать. Вообще, я холерик, у меня огромное количество энергии, поэтому с удовольствием снимал бы по два фильма в год, если была бы такая возможность.


29 мая стало известно, что в конкурсную программу East of the West 54 Международного кинофестиваля в Карловых Варах вошла картина Бориса Акопова «Бык».


Источник Развернуть
Просмотров: 20 Комментариев: 0










Идея фильма зародилась у его будущей звезды Дастина Хоффмана в 1979-м — за три года до начала съемок. В тот момент он работал над драмой "Крамер против Крамера" — играл отца-одиночку, от которого ушла жена (Мэрил Стрип). Хоффман все время примерял на себя роль то одного родителя, то другого, и в какой-то момент подумал: а почему бы ему не сыграть женщину?




Позже, когда эксперимент был в самом разгаре, добиваться правдоподобия актеру помогала все та же Мэрил Стрип — Хоффман читал ей реплики Бланш Дюбуа из "Трамвая «Желание", а она корректировала его голос.


Дастин Хофман и Сидни Поллак на съемках "Тутси"

Роль Дороти, которая пережила серьезную эволюцию, Хоффман начал репетировать задолго до начала съемок. Свою воображаемую героиню он поначалу называл Ширли и представлял блондинкой. Сменить цвет волос заставил лишь тот факт, что блондинки ассоциируются с ветреными несерьезными дамами, в то время как знаменитый актер мечтал сыграть настоящую живую женщину, а не куклу.



Чтобы настроиться на нужный лад, актер решился на рискованный эксперимент, позволив Дороти проникнуть в свою личную жизнь: он надевал ее парик, платье и туфли на каблуках и отправлялся по делам. Без свидетелей и кинокамер. Однажды в этом «женственном» виде Хоффман встретил кинозвезду Мела Феррера, бывшего мужа Одри Хепберн, и стал вести себя как безумная поклонница. А через несколько дней Хоффман заявился в гриме Дороти к старшей дочери в школу, представившись заботливой тетей.



На съемках было не легче: каждое утро Хоффмана начиналось с мучительного трехчасового нанесения грима, не считая пилингов и других неприятных вещей, призванных придать мужчине женские черты. Однако тяжелая работа над «Тутси» сглаживалась в тот период полной гармонией в личной жизни актера. В 1980-м он во второй раз женился — на своей бывшей соседке Лизе, которая была его на 17 лет моложе, и по съемочной площадке носился их полуторагодовалый сын Джейкоб, который никак не мог понять, почему папа ходит в женской одежде. «Слава богу, я заработал достаточно денег, чтобы оплатить своему сыну психоаналитика», — шутил позже актер



Свою репутацию «сложной» звезды Дастин Хоффман, мучивший режиссера ежедневными попытками переделать свои диалоги и переиграть сцены, подтвердил целиком и полностью. Но нервная атмосфера на съемочной площадке и все мучения с «примой» (актер, кстати, уверял, что в образе Дороти ему было гораздо легче добиваться своего — женщинам реже отказывают) стоили того. «Тутси» получил сразу десять номинаций на «Оскар», в том числе за лучший фильм, режиссуру, сценарий и актерские работы.



И тот факт, что победила в итоге лишь Джессика Лэнг (в номинации лучшая актриса второго плана), не имеет абсолютно никакого значения.




Источники









Развернуть
Просмотров: 55 Комментариев: 0







С 14 по 21 июня в Иваново, Юрьевце и других городах Ивановской области пройдет XIII Международный кинофестиваль им. Андрея Тарковского «Зеркало». Откроется смотр на Георгиевской площади Юрьевца — города, где провел свое детство Андрей Арсеньевич Тарковский и где теперь находится его Дом-музей, Архив и Культурный центр, в котором также пройдет специальная программа мероприятий. 

В день открытия гостей ждет гастрономическая ярмарка, где можно будет попробовать и купить традиционную кухню и продукты региона, и торжественная церемония, в которой примут участие губернатор Ивановской области Станислав Воскресенский, президент фестиваля «Зеркало» Сергей Бодров, программный директор Андрей Плахов и генеральный продюсер Константин Шавловский. Специальными гостями станут композитор Игорь Вдовин и гитарист группы «Кино» Юрий Каспарян. Они представят программу «Симфоническое Кино». На площади под открытым небом Юрьевца прозвучат оркестровые версии легендарных песен Виктора Цоя и группы «Кино». 

«В прошлом году у “Зеркала” появился подзаголовок — Территория эксперимента — который мы решили оставить и для этого года. Мне кажется, он как нельзя лучше отражает дух нашего фестиваля. Андрей Тарковский был не просто современным режиссером, он постоянно экспериментировал и нередко опережал свое время. Мы же экспериментируем с тем, что доступно нам как организаторам, и, конечно, с прошлого года одним из главных и самых рискованных наших экспериментов является открытие фестиваля, которое проходит в форме концерта. Далеко не всякий исполнитель может открыть фестиваль имени Тарковского. В этом году мы остановили свой выбор на программе Игоря Вдовина и Юрия Каспаряна: знакомые всем и каждому композиции группы “Кино” исполнит симфонический оркестр на берегу Волги, в одном из самых живописных мест Ивановской области. Мне кажется, жест знаменитого кинокомпозитора Игоря Вдовина, переписавшего музыку Виктора Цоя для симфонического оркестра, очень похож на то, что мы делаем на фестивале “Зеркало”, соединяя традиции авторского кино XX века с напором и энергией кинематографа века XXI», — сказал Константин Шавловский.

11-й международный кинофестиваль им. Андрея Тарковского Зеркало, открытие

Завершит церемонию открытия показ фильма «Брат» Алексея Балабанова, который пройдет на территории старого юрьевецкого порта на специально оборудованном экране. Фильм представит Сергей Бодров. Этот показ — дань памяти Алексею Балабанову, которому в этом году исполнилось бы 60 лет.

Как и в прошлом году, главной точкой кинематографического притяжения в Иваново станет кинотеатр «Лодзь» — он превратится в настоящий фестивальный центр. В этом году кроме кинопоказов и специально оборудованной террасы для лекций и традиционных Q’n’A (сессий вопросов-ответов с авторами фильмов после показов) в нем разместится штаб фестиваля. 

С 10 июня в фойе кинотеатра будет работать информационная стойка, а с 15 июня заработает Ярмарка интеллектуальной литературы от петербургского книжного магазина «Порядок слов», где будут представлены лучшие книги и журналы по кино, театру, современной философии и поэзии, изданные за последнее время. 

В этом году фестивальные показы разделены на семь программ, большинство из которых хорошо знакомы зрителям «Зеркала». Помимо основного конкурса это программа «Тарковский контекст», куда входят фильмы, либо имеющие прямое отношение к авторской вселенной Андрея Тарковского, либо находящиеся с ней в напряженном диалоге, секция российского кино «Свои», где представлены лучшие российские фильмы года, программа «Костюм в кино», секции анимации и специальных показов. Кроме того, в этом году появилась новая программа «Большая тройка», состоящая из трех фильмов - участников главных фестивалей мира — Венецианского, Берлинского и Каннского. 

кадр из фильма Дылда

В основном конкурсе представлены 9 фильмов, в производстве которых приняли участие 15 стран. Среди участников «Зеркала» фильмы-победители и участники самых престижных кинофестивалей в мире — Венецианского, Берлинского, фестивалей в Роттердаме, Гетеборге, Сан-Себастьяне и Торонто. Большинство фильмов конкурса являются российскими премьерами.

Участники основного конкурса:
«Бумажные флаги» («Paper Flags»), Франция, режиссер Натан Амброзиони
«Отвези меня туда, где хорошо» («Take me somewhere nice»), Нидерланды, Босния, режиссер Эна Сендияревич
«Слепое пятно» («Blind spot»), Норвегия, режиссер Тува Новотны
«Конец сезона» («End of season»), Азербайджан, Германия, Грузия, режиссер Эльмар Иманов 
«Тридцать» («Dreissig»), Германия, режиссер Симона Костова
«Красный» («Rojo»), Аргентина, Бельгия, Бразилия, Германия, Франция, Швейцария, режиссер Беньямин Найштат
«Ирина» («Irina»), Болгария, режиссер Надежда Косева
«После моего ухода» («The day after I’m gone»), Израиль, режиссер Нимрод Эльдар
«Дылда» («Beanpole»), Россия, режиссер Кантемир Балагов

«От Аргентины до Израиля, от Азербайджана до Испании, от Балкан до Скандинавии — таков географический диапазон фильмов, отобранных в конкурс «Зеркала». Это преимущественно работы молодых режиссеров, ищущих свой авторский язык и стиль. Жанры многообразны — от сюрреалистической трагикомедии до современной разновидности синема-верите. Больше, чем обычно, в программе работ женщин-режиссеров, — и это не дань моде, а отражение реальных перемен в кинопроцессе», — отметил Андрей Плахов

От России в конкурсную программу отобран фильм Кантемира Балагова «Дылда», участник второго по значению конкурса Каннского фестиваля этого года «Особый взгляд». 27-летний выпускник Кабардино-Балкарской мастерской Александра Сокурова, Балагов уже принимал участие в конкурсе «Зеркала» в 2017 году — его дебютный фильм «Теснота»тоже был в Каннах и уехал оттуда с призом ФИПРЕССИ, а на XI фестивале «Зеркало» жюри присудило фильму Гран-При. Балагов снова приедет в Иваново и лично представит картину зрителям.

кадр из фильма Пираньи Неаполя

Конкурсную программу судит авторитетное международное жюри, которое в этом году представляют кинематографисты из США, Италии, Казахстана, Белоруссии и России. В жюри XIII МКФ им. Андрея Тарковского «Зеркало» вошли режиссер Эмир Байгазин (Казахстан), режиссер Дарья Жук (Белоруссия), режиссер монтажа Джо Бини (США), сценарист Маурицио Брауччи (Италия) и актриса Алиса Хазанова (Россия). Жюри предстоит отсмотреть на фестивале весь конкурс вместе со зрителями и по итогам фестиваля вручить три приза: Гран-при, приз за лучшую режиссуру и специальный приз.

Каждый член жюри фестиваля также представит на «Зеркале» свои фильмы и проведет встречи со зрителями. Маурицио Брауччи покажет ленту «Пираньи Неаполя» Клаудио Джованнези из конкурса последнего Берлинского фестиваля, за который он получил Серебряного медведя за лучший сценарий. Эмир Байгазин представит свою картину «Река», награжденную в прошлом году главным призом программы «Горизонты» Венецианского фестиваля. Показ «Реки» — еще одна российская премьера фестиваля «Зеркало». Джо Бини откроет ретроспективу фильмов Вернера Херцога, включенную в этом году в программу «Тарковский контекст» — Бини работает с Херцогом с 1997 года. Дебютный фильм Дарьи Жук «Хрусталь» (Белоруссия-США-Россия), ставший открытием 2018 года, вошел в программу российского кино «Свои». Также как и фильм «Юморист» Михаила Идова, в котором сыграла член жюри «Зеркала» Алиса Хазанова

Международный конкурс — ядро фестиваля, но, как всегда на «Зеркале», он погружен в более широкий контекст российского и мирового авторского кино. 

11-й международный кинофестиваль им. Андрея Тарковского Зеркало, закрытие

Традиционная программа «Тарковский контекст» включает в себя небольшую ретроспективу фильмов Вернера Херцога. Зрители «Зеркала» смогут посмотреть три фильма великого немецкого режиссера — игровые картины «Плохой лейтенант» (2009) и «Спасительный рассвет» (2006), а также документальный фильм «Малыш Дитер должен летать» (1997). История летчика Дитера Денглера настолько впечатлила Херцога, что после документальной работы 1997 года он вернулся к ней в 2006, сняв «Спасительный рассвет» с Кристианом Бейлом в главной роли. Над обоими фильмами в качестве режиссера монтажа работал член жюри XIII МКФ «Зеркало» Джо Бини, и, отталкиваясь от этих фильмов, он проведет на «Зеркале» мастер-класс, где расскажет о разнице в подходе к монтажу игрового и документального кино. 

Документальная часть программы «Тарковский контекст» включает в себя мировую премьеру монтажной кинопоэмы Ираклия Квирикадзе «Новый полет на Солярис», вдохновленную одноименным проектом Музея AZ — это посвящение Квирикадзе Андрею Тарковскому и его современникам, художникам-нонконформистам. Ираклий Квирикадзе лично представит фильм зрителям фестиваля. 

«Отдельная тема нынешнего «Контекста» — связь художественных миров Тарковского и его современников, неофициальных художников 1960–1980-х годов. Этот сюжет исследован в выставочном триптихе Музея AZ «Свободный полет», который в дни фестиваля будет представлен в Третьяковской галерее, в посвященных этому проекту фильме и книге. Первая выставка называется «Предвидение»: ее тема — перекличка фильма «Сталкер» и работ художника Петра Беленка, в которых выражено предчувствие Чернобыля. Вторая — «Прорыв в прошлое. Тарковский & Плавинский», где заочный диалог режиссера и художника прочитывается как культурный код эпохи 1960-х. И, наконец, — «Новый полет на Солярис»: в него отправились работы двенадцати художников середины ХХ столетия, объединяемых понятием «советский ренессанс», — сказал Андрей Плахов.

Также в программе «Тарковский контекст» можно будет увидеть полнометражный и полный драматизма фильм «Дар» Джулиано Фратини — история о том, как Андрей Тарковский после съемок «Ностальгии»решил остаться в Италии и стал «невозвращенцем». И, наконец, фильм-портрет «Миры Маргариты Тереховой», снятый Владимиром Карабановым и рассказывающий о жизни и судьбе актрисы основных фильмов Тарковского. 

11-й международный кинофестиваль им. Андрея Тарковского Зеркало, встречи и обсуждения

Но главным событием «Тарковского контекста» станет 18 июня — день, целиком посвященный Андрею Тарковскому. Он откроется VI Международной научной конференцией «Воображаемый Тарковский», который «Зеркало» проводит совместно с центром изучения Андрея Тарковского ИВГУ. На конференции прозвучат восемь докладов, которые представят участники из Чикаго, Берлина, Мюнхена, Юрьевца, Самары, Москвы и Санкт-Петербурга.

«Цель конференции — повторно взглянуть на нереализованные идеи, упущенные возможности, на занимающие Тарковского теоретические сюжеты, которые теперь уже не кажутся столь эксцентричными (интерес к голографии, «кинематографу без оператора» и «без пленки», к кино в его технической «объективистской» способности как форме фиксации духа). Наконец, увидеть в Тарковском не столько религиозного режиссера или изобретателя стиля, сколько современного автора, угадавшего в кинематографическом медиуме возможности непосредственного слияния метафизики и документа», — комментирует Виктория Смирнова-Майзель, куратор VI Международной научной конференции МКФ «Зеркало». 

После окончания конференции в Мастерской современного искусства «6 этаж» откроется персональная выставка художника фильма Тарковского Рашита Сафиуллина «Из зоны событий», приуроченная к 40-летию фильма Тарковского «Сталкер». На выставке будут представлены оригиналы эскизов декораций к фильму «Сталкер», фотографии со съемочной площадки, архивные материалы, уникальные документальные кинокадры, а также инсталляция «Портал», которую автор создал специально для этой выставки. Каждый посетитель выставки сможет послушать удивительные рассказы Рашита Талгатовича о работе на съемках «Сталкера»: интервью с Рашитом Сафиуллиным записаны специально для фестиваля и будут доступны на аудиогидах.

Наконец, вечером 18 июня в кинотеатре «Лодзь» состоится юбилейный показ фильма «Сталкер», который предварят выступления свидетелей и участников работы режиссера над картиной, ставшей культовой с момента своего создания. В нем примут участие члены съемочной группы «Сталкера» — художник Рашит Сафиуллин, художница по костюмам Нелли Фомина, ассистент оператора Сергей Бессмертный, ассистент режиссера Евгений Цымбал, а также актриса Зоя Кайдановская, дочь исполнителя роли СталкераАлександра Кайдановского.

кадр из фильма Паразиты

В рамках внеконкурсных показов в этом году зрители «Зеркала» смогут увидеть три фильма из основной программы 72 Каннского  фестиваля. Помимо фильма «Дылда» Кантемира Балагова (приз за режиссуру и приз ФИПРЕСССИ в Каннах), включенного в основой конкурс «Зеркала», это фильм Ларисы Садиловой«Однажды в Трубчевске», также показанный в каннской программе «Особый взгляд» — в программе «Свои» на «Зеркале» состоится зрительская премьера картины в России. Третьи каннским фильмом «Зеркала» станет российская премьера фильма-лауреата каннской пальмовой ветви -  «Паразиты» культового корейского режиссера По Чжун Хо, ставшая лидером международного рейтинга критиков основного конкурса Каннского кинофестиваля. 

В программе «Свои» есть и еще один фильм с Каннского фестиваля — прошлогодний лауреат основного конкурса, фильм «Айка» Сергея Дворцевого, за который исполнительница главной женской роли Самал Еслямова получила награду за лучшую женскую роль. 

«Как и в прошлом году, в программе «Свои» семь картин — и в этом году пять из них посвящены женщинам и женскому взгляду на мир. Героини этих фильмов не противопоставлены героям — они проживают на экране свою, отдельную от героев-мужчин жизнь, со своими мечтами и планами, далеко не всегда связанными с мужчинами. Впервые мы так подробно видим мир глазами женщины: свою жизнь героини проживают в современном обществе, где женщине, чтобы остаться собой, нужно приложить во много раз больше усилий, чем мужчине. Вырваться из этого мира в другую жизнь — их главное стремление», — сказала Елена Слатина, куратор программы «Свои» МКФ «Зеркало»

кадр из фильма Мальчик русский

Также в программу «Свои» вошли картина «Мальчик русский» Александра Золотухина из «Форума» Берлинского кинофестиваля, включенный в конкурсную программу Кинотавра, народная комедия «Давай разведемся» Анны Пармас (конкурсная программа Кинотавра, зрительская премьера в России — на «Зеркале»), «Юморист» — дебют писателя и сценариста Михаила Идова в режиссуре, «Хрусталь» члена жюри XIII МКФ «Зеркало» Дарьи Жук, и, наконец, фильм «Сулейман гора» Елизаветы Стишовой — еще один фестивальный хит, мировая премьера которого прошла на фестивале в Торонто. 

Фильм «Мальчик русский» также будет показан в программе «Кино на колесах»: режиссер и выпускник Кабардино-Балкарской мастерской Александра Сокурова Александр Золотухин вместе с кинокритиком Ярославом Забалуевым проедет по пяти городам Ивановской области и после показа фильма проведет творческие встречи со зрителями. В этом году городами-партнерами программы стали Фурманов, Вичуга, Кинешма, Юрьевец и Кохма.

Анимационная программа МКФ «Зеркало» в этом году состоит из традиционного сеанса современной детской анимации, а также из программы режиссера Владимира Тарасова, отмечающего в этом году свой 80-летний юбилей. В 1980-е Тарасов стал одним из пионеров фантастической анимации, и в его фильмах можно найти параллели с работами Андрея Тарковского. Творческий вечер Владимира Тарасова после показа его короткометражных фильмов проведет на «Зеркале» куратор анимационной программы кинокритик Лариса Малюкова. 

11-й международный кинофестиваль им. Андрея Тарковского Зеркало, показ фильма Большой

С прошлого года на «Зеркале» появилась программа «Костюм в кино», которую курирует художник по костюмам Надежда Васильева, лауреат множества профессиональных конкурсов и наград (в том числе обладательница главных национальных премий за лучшие костюмы — «Ники» и «Золотого орла»). В этом году программа посвящена отражению идей супрематизма в кинематографе. 

«Конструктивизм в Иванове — это и архитектурный ландшафт, и агиттекстиль. Они и стали основной темой программы «Костюм в кино». Малевич называл свой супрематизм «моделью космоса», мечтал о «планитах для землянитов», которые будут обитать в космосе, а на Землю спускаться, чтобы полюбоваться ее красотами. Как в советских и российских фильмах отразилась история рождения супрематизма, история его уничтожения — и влияния на художников сегодняшнего дня?», — отметила Надежда Васильева. 

В программу включены фильмы Якова Протазанова «Аэлита» (1924), Григория Александрова «Светлый путь» (1940) и Игоря Волошина «Нирвана» (2008). Советские фильмы вместе с Надеждой Васильевой покажет и обсудит историк кино Петр Багров. Фильм «Нирвана» куратор и художник по костюмам представит вместе с режиссером Игорем Волошиным. 

11-й международный кинофестиваль им. Андрея Тарковского Зеркало

С прошлого года в рамках работы кампуса для молодых режиссеров вернхеволжского региона «Юность» на террасе Q’n’A кинотеатре «Лодзь» проходит образовательный лекторий «Картина мира». В нем — пять ликбез-лекций по разным гуманитарным дисциплинам: антропология, философия, современная литература и киноискусство. В этом году лекции в Иваново прочтут поэт и переводчик Александр Скидан, философ Артем Магун, антрополог и фольклорист Светлана Адоньева. Профессор Европейского университета Илья Утехин представит свою книгу о современном документальном кинематографе «Визуальная антропология», а кинокритик Денис Горелов и литературный критик Игорь Гулин поговорят о том, как и что мы видим в советских фильмах. Модератор их паблик-тока - Константин Шавловский.  

Специальным событием фестиваля станет презентация «Внуковского архива», который представит киновед Петр Багров и издатель, известный коллекционер Александр Добровинский. «Внуковский архив» — это тысячи фотографий, писем, документов, газетных вырезок и открыток из личного архива Григория Александрова и Любови Орловой. Много лет считалось, что архив утрачен навсегда. Его обнаружил московский адвокат Александр Добровинский, когда приобрел дачу самой известной и таинственной пары в истории советского кино. В течение пяти лет группа исследователей изучала и систематизировала архив, и теперь он публикуется в форме 12-томного уникального издания. На сегодняшний день изданы первые три тома. Изданные тома «Внуковского архива» будут торжественно переданы в дар Музею им. Андрея Тарковского и Центру изучения Андрея Тарковского при ИВГУ. 

Закрытие кинофестиваля «Зеркало» пройдет в демократическом формате в первом зале кинотеатра «Лодзь». На закрытии будут показаны результаты работы двух кампусов фестиваля «Зеркало»: документального кампуса «Юность» для режиссеров верхневолжского региона и мастерской анимации «Агиттекстиль XXI век. Тонкие материи образов и где здесь мы» для учащихся художественных школ Ивановской области. Приз за вклад в творчество Андрея Тарковского получит художник фильма «Сталкер» Рашит Сафиуллин. После вручения наград состоится показ фильма президента фестиваля Сергея Бодрова «Кавказский пленник» (1996). Специальным гостем показа станет актер и режиссер Олег Меньшиков

Источник Развернуть
Просмотров: 24 Комментариев: 0




















Популярность Адриано Челентано в СССР была невероятной. Пластинки с его песнями заслушивались "до дыр". Фильмы с его участием "рвали кассы" в кинотеатрах. Но не многие знают, что Челентано мог сняться в советском фильме ещё в начале 60-х, когда о нём в СССР даже ещё и не слышали. 


Точнее не в советском, а совместном - СССР-Италия. Речь идёт о военной драме Джузеппе Де Сантиса и Дмитрия Васильева "Они шли на Восток".

Фильм снимался под Полтавой и рассказывал об итальянских солдатах, воевавших во Вторую мировую войну с СССР на стороне гитлеровской Германии. Так вот, одну из ролей в этом фильме должен был сыграть Челентано. Более того - он успешно прошёл кинопробы. Вот только от съёмок отказался, а роль в итоге досталась Раффаэле Пизу. Свой отказ Челентано объяснил просто - он только что женился на Клаудии Мори и не хотел на долго расставаться с молодой супругой. Даже ради любимой работы.

Но это, возможно, не основная версия отказа. Дело в том, что Челентано страдает аэрофобией. Именно поэтому его довольно редко можно было увидеть в странах, расположенных на дальнем расстоянии от родной Италии. А на съёмки в СССР нужно было именно летать. Так это или нет, нам уже вряд ли кто-то расскажет. А ролик с кинопробой молодого еще актера сохранился. Его ещё на свой 75-летний юбилей выложил в сеть сам Челентано




Источник

Развернуть
Просмотров: 22 Комментариев: 0








C 9 по 16 июня в Сочи пройдет 30 Открытый кинофестиваль Кинотавр. В рамках конкурсной программы Григорий Добрыгин представит дебютную картину «Sheena667», мировая премьера которой состоялась на Роттердамском кинофестивале. В интервью  режиссёр рассказал о вызовах, с которыми сталкивается дебютант на пути к полному метру.

Григорий окончил актёрский курс режиссёрского факультета РАТИ-ГИТИС (мастерская О.Кудряшова). В 2010 году получил приз 60 Берлинского международного кинофестиваля за лучшую актёрскую игру в фильме Алексея Попогребского «Как я провёл этим летом». Снимался в российских и европейских проектах. С 2013 года работал над короткометражными фильмами в качестве режиссёра, сценариста и продюсера.

Алексей Беззубиков:
Позвольте поздравить вас с тем, как складывается фестивальная судьба вашей картины. В СМИ появилась информация, что «Sheena667» была хорошо принята в Роттердаме. Расскажите, какие отзывы и критику вы услышали от коллег, зрителей и жюри на минувшем фестивале.

Григорий Добрыгин:
Спасибо! К сожалению, в Роттердам фильм поехал без меня. Накануне показа заболел гриппом и остался в Москве. Поэтому до меня доходили только отголоски фестиваля и отзывы критиков.

Алексей Беззубиков:
К слову о «путешествии» вашей картины из Роттердама на Кинотавр. Ваша деятельность в кино связана как с российскими, так и европейскими проектами. По вашим ощущениям, что даёт вашему творчеству подобный опыт работы в разных культурных парадигмах?

Григорий Добрыгин:
Я вдохновляюсь людьми, с которыми начинал работать в кино. Их национальность и место жительства не имеют значения. Попогребский для меня первооткрыватель. Корбайн познакомил меня с замечательными специалистами — профессионалами и удивительными людьми. Мне нравится немецкая чёткость, но нам пока до неё очень далеко. Я бы хотел, чтобы моя административно-продюсерская группа так же педантично подходила к процессу. Если совместить наши художественные мощности с тем как люди, например, в Германии внимательно относятся к освоению бюджета и съёмочному процессу, получился бы интересный эффект. 

кадр из фильма Sheena667

Алексей Беззубиков:
На ваш взгляд, есть ли отличия в том, как видят и воплощают в своих фильмах реальность западные и российские кинематографисты?

Григорий Добрыгин:
Мне интересна художественная правда в кино, я иду за ней. Есть авторы, чья правда на меня производит сильное впечатление. Мне близок их выбор «оптики», с помощью которой они смотрят на мир. И такие авторы появляются и здесь, и там. Здесь, например, Кира Муратова, там — Аки Каурисмяки или Рой Андерсон. Это те люди, которые как-то особенно видят и преломляют реальность и создают на экране свой мир. Создание своего мира — это, наверное, самое трепетное и удивительное, что можно наблюдать в кино.

Алексей Беззубиков:
Полгода назад вы говорили, что пока не представляете перспектив проката вашего фильма. Что-то поменялось после участия вашего фильма в Роттердамском кинофестивале и попадания в основной конкурс Кинотавра?

Григорий Добрыгин:
Мы совершили ошибку, не показав картину сейлз-агентам до Роттердама. Компаниям, которые занимаются продажами на международных рынках, принципиально важно попадать вместе с картиной, тем более дебютной, на фестиваль. Их логотип должен быть открывающим титром фильма на показе в Роттердаме, Берлине, Каннах. Сейлз-агент, за редким исключением теряет интерес к картине, если премьера уже состоялась. В России у нас есть компания-прокатчик — Капелла Фильм, — с большим успехом выпустившая фильм «Зелёная книга». Фильм должен попасть к своему зрителю, для этого нужно понимать аудиторию и работать с ней; Капелла Фильм умеет это делать.

Алексей Беззубиков:
А как вас заметили в России дистрибьюторы? Это было после Роттердама или после того как вас отобрали на Кинотавр?

Григорий Добрыгин:
Здесь нет прямой связи. Это всё рабочий процесс — встречи, показы, разговоры.

Алексей Беззубиков:
Кто-то из дистрибьютеров говорил прямо, почему они не могут взять вашу картину?

Григорий Добрыгин:
В основном ответы были… мутные. Но с этим фильмом и запускаться было сложно. Я показывал продюсерам сценарий, мне говорили, что это невозможно, что они не найдут деньги под такую историю. Давали экспертные оценки, на мой взгляд, неоправданные и несколько поспешные. Не хватает проницательности, которая помогла  бы открывать новые имена, находить новые сюжеты. Мне кажется, в этом миссия продюсера — давать ход. 

кадр из фильма Sheena667

Алексей Беззубиков:
В нашей прошлой беседе вы сказали, что молодой дебютант в поисках денег на полнометражный проект может только надеяться на чудо. Не могли бы вы рассказать, как вам удалось найти средства на производство вашего фильма?

Григорий Добрыгин:
Человек, для которого кинематограф — далеко не основное поле деятельности, —  смог понять и услышать сценарий. 

Алексей Беззубиков:
И всё же, можете ли вы, не называя конкретных имён и ситуаций, рассказать какие-то общие принципы, которые могут помочь начинающим кинематографистам с нужными выходами?

Григорий Добрыгин:
У меня, увы, нет никаких рекомендаций. 

Алексей Беззубиков:
А как же питчинги, конкурсы и прочее?

Григорий Добрыгин:
Все мои питчинги заканчивались ничем. Я искал деньги, в том числе, частные. Потом успокоился. И тут всё случилось само собой. Поэтому молодым дебютантам я предлагаю поверить в чудо, которое иногда случается. Стоит много работать, не опускать руки. Если нет денег и возможностей снять полнометражное кино — снимайте короткий метр. Это может ничего не стоить; придумывайте те истории, которые не требуют колоссальных бюджетов. Снимайте короткий метр — один, два, пять. Главное — не стоять на месте. Движение привлечёт к вам внимание. А внимание может конвертироваться в возможность снять уже вашу полнометражную картину. Могу говорить об этом на примере своего друга Руслана Братова (режиссёр короткометражного фильма «Лалай-Балалай», успешно прошедшего на ряде отечественных и мировых кинофестивалей — прим. ред). У нас с командой Стереотактик получилось запустить его вместе с короткометражкой «Лалай-Балалай» на профессиональную орбиту, Руслан попал в поле зрения, наверное, всех российских продюсеров, и надеюсь, в этом году запустится с дебютом.

кадр из фильма Sheena667

Алексей Беззубиков:
В 2013 и 2014 годах ваши короткометражные фильмы «Измена» и «Верпаскунген» принимали участие в Кинотавре. Можете рассказать больше о том, как это повлияло на ваше становление в режиссёрской профессии?

Григорий Добрыгин:
Я завершил первую работу, она успешно прошла на фестивале, получила зрительский отклик. Мне захотелось проверить второй картиной, насколько я понимаю режиссёрскую профессию, насколько мне в ней комфортно. Нужно было убедиться, что первый успех — не случайность. И мы с Артёмом Васильевымвыбрали из моих зарисовок историю, которая была реализована в короткометражке «Верпаскунген». После второго короткого метра я был уверен, что готов к полнометражному кино, но возможности снимать его не было. Снял «Mind the Gap» (ещё один короткометражный фильм Григория с Уиллемом Дефо в главной роли — прим. ред), потом поучаствовал в «Лалай-Балалай» в качестве соавтора и продюсера. Всё это давало мне возможность находиться в постоянном процессе. 

Алексей Беззубиков:
У вас есть какие-то ожидания от грядущего фестиваля?

Григорий Добрыгин:
У меня будет возможность посмотреть несколько фильмов конкурсантов. Хочется, чтобы они удивили. Или обрадовали. Лучше второе.


Источник Развернуть
Просмотров: 26 Комментариев: 0










Совет Фонда кино решил поддержать фильм "Повелитель ветра", над которым работает Фёдор Бондарчук. Фильм будет рассказывать о путешественнике Фёдоре Конюхове, а точнее об одной из его кругосветок, которую он совершил на воздушном шаре. Кто будет играть известного путешественника Бондарчук пока не говорит. Но не исключает, что это, возможно, будет зарубежная "суперзвезда"


Естественно - это не единственный проект, который в этом году поддержит Фонд. Кроме "Повелителя ветра" помощь на безвозвратной основе получат:

«Чемпион мира», реж. Алексей Сидоров, Студия «ТРИТЭ» (Очередная спортивная драма из советского прошлого. В этот раз про Анатолия Карпова и его матч за звание Чемпиона Мира в 1978 году)


«Серебряные коньки», реж. Михаил Локшин, компания «Централ Партнершип» (Приключенческая картина, действие которой будет происходить в предновогоднем Петербурге 1900 года)




«Конек-горбунок», реж. Олег Погодин, компания СТВ (Экранизация знаменитой сказки Ершова)

«Девятаев», реж. Дмитрий Киселев, компания «ТаББак» («Базелевс») (фильм о подвиге советского военного летчика Михаила Девятаева, основанный на его же мемуарах «Побег из ада»)


«Бука», режиссер Максим Волков, компания СТВ (мультфильм про Лесное чудище, хочущее стать человеком, и принцессу, влюбленную в идеального, но недоступного принца)


«Миллиард», режиссер Роман Прыгунов, компания «Централ Партнершип» (проект, поддержали уже практически перед выходом в прокат)


«Барбоскины на даче», режиссер Елена Галдобина, компания СТВ (полнометражный мультфильм на основе детского мультсериала)


«Пальмира», реж. Алексей Учитель, творческо-производственное объединение «Рок» (Проект о военном конфликте в Сирии, который, как говорит Учитель, не будет конъюнктурным, однако станет «мощным фильмом о современной российской армии»)


«Спутник», реж. Егор Абраменко, кинокомпания «Водород 2011» (хоррор о советском космонавте, в теле которого после возвращения на Землю сидит монстр)




«Лёд 2», режиссер Жора Крыжовников, кинокомпания «Водород 2011» (Продолжение музыкальной мелодрамы «Лёд»)


«Гипноз», режиссер и продюсер Валерий Тодоровский, компания «Мармот-фильм» (психологический триллер о подростке, который в результате влияния гипнолога перестает понимать, где реальность, а где иллюзия)


«Один вдох», реж. Елена Хазанова, Кинокомпания «Общественное Мнение» (фильм о пропавшей без вести фридайвере Натальи Молчановой)


«Клуб червонных валетов», реж. Илья Хотиненко, Продюсерский центр Николая Расторгуева (приключенческая картина основанная на реальном уголовном деле середины XIX века)


«Первый Оскар», реж. Сергей Мокрицкий, Компания «Новые люди» (фильм про подвиг фронтовых кинооператоров)


«Красотка!», реж. Яна Гладких, «МАРС МЕДИА ЭНТЕРТЕЙНМЕНТ» (девчачья комедия, о которой ещё мало что известно)


«Марафон желаний», реж. Дарья Чаруша, Кинокомпания «Белый Зонт» (Романтическая комедия, создатели которой обещают "юмор в лучших традициях советской романтической комедии")


«Самая большая луна», реж. Алексей Попогребский, компания «План 9» (романтическое фэнтези об «эмоциональных вампирах»)


«Ряд 19», реж. Степан Коршунов, киностудии КИТ (Фильм-катастрофа с элементами хоррора и мистики о том, как девочка потерялась в самолете)


«Одиннадцать молчаливых мужчин», реж. Алексей Пиманов, ООО «Пиманов и партнеры» (ещё один фильм о спортивных успехах в СССР - победе футболистов «Динамо» на ряде турниров в Англии)




«Руслан и Людмила», компания «Визарт фильм» (красочный мультфильм по мотивам Пушкина)


«Пиноккио», компания «Лицензионные бренды» (осовремененная экранизация классического произведения)


«Мой домовой», «Фонд Девелопмента Рики» (трогательная история дружбы маленькой девочки и домового)




Кроме того, есть ряд проектов, поддержанные по смешанной схеме или с условиями полного возврата средств: «Последний богатырь: Корень зла» Дмитрия Дьячено, «Опасная вода» Данилы Козловского, «Иван Царевич и Серый волк-4» Дарины Шмидта и Константина Феоктистова, «Сердце Пармы» Антона Мегердичева, «Битва» Анара Аббасова, «Гоголь-2» Егора Баранова, «Февральский дневник» Андрея Зайцева, «Паркет» Александра Миндадзе, «Снежная королева 5» Алексея Цицилина


Источник




Развернуть
Просмотров: Комментариев: 0
Просмотров: Комментариев: 0











С 9 по 16 июня в Сочи пройдет 30 Открытый российский кинофестиваль Кинотавр. Фестиваль продолжает публикацию интервью с участниками конкурсной программы. В рамках основного конкурса Валерия Гай Германика представит картину «Мысленный волк» по сценарию Юрия Арабова. В интервью  режиссёр рассказала о работе над замыслом картины и своём отношении к духовным вопросам в кино.


Алексей Беззубиков: 
Ваш новый фильм называется «Мысленный волк», точно так же назывался клип, который вы сняли для группы «Смысловые галлюцинации». Волки появляются и в финальной сцене вашей картины «Да и да». Что у вас связано с образом волка, который так часто появляется в ваших работах?

Валерия Гай Германика:
Мне просто нравятся волки и вообще животные — собаки, лисы… Люблю их образы в литературе, в искусстве. Не могу сказать конкретно, что именно у меня с волком связано. Фразу «Мысленный волк» придумал ещё Иоанн Златоуст в далёкие-далёкие века. Конечно, она несёт в себе определённую смысловую нагрузку. 

Алексей Беззубиков: 
Тем не менее, образ волка так или иначе возникает у вас в ряде работ.

Валерия Гай Германика:
Наверное, это мой авторский почерк. Я не могу провести вам никакую красную нить.

кадр из фильма Мысленный волк

Алексей Беззубиков: 
В ваших предыдущих полнометражных фильмах вы смело экспериментировали с киноязыком и фабулой. Трейлер «Мысленного волка» создаёт впечатление массового триллера. Вы решили попробовать себя в жанровом кино, или нас всё же ждут эксперименты? Если да, то в каком плане?

Валерия Гай Германика:
Я думаю, это опять экспериментальный фильм — просто мы сделали такой трейлер. Мне кажется, что эксперимент заключается в том, что я совместила жанровое и авторское начала, как всегда — внезапно для меня. То, что я пыталась в нём сделать, приобрело какие-то свои формы. 

Алексей Беззубиков: 
Сценарии для фильмов «Все умрут, а я останусь» и «Да и да» написал Александр Родионов. «Мысленный волк» же написал Юрий Арабов, к которому, согласно одному из интервью с вами, вы сами пришли с идеей фильма. Почему в этот раз вы решили работать именно с Юрием Николаевичем?

Валерия Гай Германика:
Я обращалась ко многим сценаристам со своей идеей, но нам сложно было понять друг друга. Когда я говорила об этом знакомым и расшифровывала свою задумку, мне сказали, что тот культурный код, на котором я хочу говорить со зрителем, доступен Юрию Арабову. Я пришла к нему, он понял, о чём я веду речь: это его естественная среда обитания — для него понятно и доступно говорить на языке подобных символов и образов, он там как рыба в воде. Поэтому так получилось, что мы поняли друг друга. Конечно, материал сложноват, я сейчас сталкиваюсь с тем, что какие-то вещи, которые мне кажутся очевидными и математически точными, не всем понятны. Хотя посмотрим, зритель ещё не видел этот фильм.

Алексей Беззубиков: 
Насколько гармонично у вас проходил творческий процесс с Юрием Николаевичем, приходилось ли вам что-то переделывать под себя? Или вы приняли сценарий, в том виде, как он его написал?

Валерия Гай Германика:
От моей изначальной конструкции, которую я ему предложила, там мало что осталось. Конечно, он усложнил сценарий. В итоге получилась такая система, из которой нельзя вынуть ни одной детали, иначе она перестанет работать. Было непросто работать с данным материалом — этот тот случай, когда ты заложник сценария. Поэтому, когда он завершил работу, ничего уже нельзя было переделать. Получилась готовая схема и мне нужно было заполнить её собой. 

Алексей Беззубиков: 
Насколько отличается сценарий, написанный Юрием Арабовым, от того образа фильма, который вы изначально видели перед собой?

Валерия Гай Германика:
Отличается сильно. Процентов, может, на 80. Я всё это видела проще, и моя история была более социальной. Но я изначально, ещё со времён «Да и да», хотела двигаться от социального в более художественное, фантазийное кино. Может быть, «Мысленный волк» — это такая ступень для меня.

кадр из фильма Мысленный волк

Алексей Беззубиков: 
В фильме «Мысленный волк», судя по существующим аннотациям и уже опубликованным интервью с вами, поднимается тема отношения человека с Богом. Не так давно на YouTube выходила серия передач «Вера в большом городе», где вы выступили в качестве ведущей. Также вы сняли ролик для православной организации «Милосердие». На ваш взгляд, какие на сегодняшний день существуют проблемы в отношениях веры, религии и современного общества?

Валерия Гай Германика:
Проблемы есть, но я, как режиссёр, сейчас не буду о них рассуждать. Это проблемы других институтов. Нельзя сказать, что я двигаюсь в направлении православного кино. Мне непонятен такой термин. Есть какие-то передачи, ролик для православной организации, но кино — это кино, и оно может затрагивать что угодно на уровне символов, образов. До них нужно дойти, когда ты его смотришь. Да я вообще почти во всех своих фильмах затрагиваю тему отношений человека с Богом. Потому что отношения человека с Богом происходят даже тогда, когда человеку кажется, что их вообще нет.
По поводу веры в кино — каждый художник снимает про себя, осмысливает свой личный опыт. 

Алексей Беззубиков: 
Как вы считаете, возможно ли художественное осмысление вопросов веры, которым, как правило, свойственен определенный консерватизм, в современном искусстве?

Валерия Гай Германика:
Я хотела бы такое сделать, но у нас эта тема пока табуирована. Это зона молчания в большом кино. Это либо популизм, либо какие-то фильмы для каналов «Культура» или «Спас». То, что я хотела бы сделать широко и по-настоящему по поводу ситуации в России, я сделать не могу. Потому что это породит скандал и будут последствия. Свой личный опыт — вот, «Мысленный волк», но это моё личное осмысление духовного опыта и пути человека. Пути, который не без мрака. Я не обобщаю своё виденье, не навязываю его. Просто предлагаю посмотреть на это с моей стороны. 

Алексей Беззубиков: 
Насколько мне известно, вы снимали свой фильм два года. В СМИ появлялась информация о переносах сроков завершения производства. С какими сложностями вы сталкивались во время работы над картиной и как вам удалось их преодолеть? 

Валерия Гай Германика:
Фильм снимался всего пару недель. Просто съёмки несколько раз переносились. Потом, когда удалось снять, я начала его частично переснимать и переделывать. 

Алексей Беззубиков: 
Даже не перемонтировать, а именно переснимать какие-то сцены? 

Валерия Гай Германика:
Да, перемонтировала и пересняла под свой авторский субъективный взгляд, сделала его таким, как хотела. На это ушло какое-то время, но вообще я быстро закончила свою продюсерскую и режиссерскую часть на финальном этапе. Не так просто взять и снять авторское кино в России, надеюсь в дальнейшем будет полегче. 

кадр из фильма Мысленный волк

Алексей Беззубиков: 
Сложности были скорее художественного характера, чем организационного или финансового? 

Валерия Гай Германика:
Скорее административные. Мы ведь существуем не в идеальном мире. Когда-то, когда я работала с большими продюсерами, у меня было все для того, чтобы в художественном плане не было проблем. Сейчас занимаюсь продюсированием сама — это даёт больше свободы. Я перестаю функционировать, если меня зажать в какие-то рамки.

Алексей Беззубиков: 
Сложно было решить административные и организационные вопросы, когда вы поняли, что вам нужно что-то переснимать и перемонтировать?

Валерия Гай Германика:
Да, было достаточно сложно, для этого пришлось самой стать продюсером фильма. 

Алексей Беззубиков: 
Как вы считаете, скоро мы увидим «Мысленного волка» в кинотеатрах? 

Валерия Гай Германика:
Пока все в процессе. Даже сейчас, когда мы с вами разговариваем, у нас идёт работа над фильмом, поскольку он ещё не закончен. Поэтому я ещё не могу ничего сказать.

кадр из фильма Мысленный волк

Алексей Беззубиков: 
В вашей фильмографии есть несколько сериалов. Вы продолжаете работать над ними?

Валерия Гай Германика:
Я уже давно не работаю над сериалами, последний сняла в 2010 году – «Краткий курс счастливой жизни». Был сериал «Бонус», который растянулся на пять лет. Я занималась им долго, с 2014 года. Я с удовольствием сниму сериал, если мне предложат интересный для меня материал. Сейчас пока занимаюсь своими проектами.

Алексей Беззубиков: 
В 2007 году ваша картина «День рождения инфанты» принимала участие в основном конкурсе Кинотавра. Какие воспоминания и впечатления остались у вас от того фестиваля? Как то участие повлияло на вашу дальнейшую карьеру? 

Валерия Гай Германика:
Картина «День рождения инфанты» не получилась. После фестиваля она осталась лежать на полке, у неё не было никаких релизов — потому что проект действительно не получился. До «Дня рождения инфанты», в 2006 году, мой фильм «Девочки» получил Гран-при в короткой программе Кинотавра. Это был хороший старт, потому что меня тогда заметили, в меня поверили, со мной стали работать. Так я стала снимать большое кино. 

Алексей Беззубиков: 
С каким настроем вы едете на этот Кинотавр? 

Валерия Гай Германика:
Всё обычно. Я сейчас занимаюсь своим новым фильмом, мыслями живу в нём. Я сняла «волка», его надо выпустить, отпустить и пойти дальше. 

Алексей Беззубиков: 
Что-то ожидаете от фестиваля?

Валерия Гай Германика:
Я уже не ожидаю чего-то от любых фестивалей. Ожидания порождают иллюзии, а мы живём в такое сложное время, когда очень вредно питаться иллюзиями.



Источник Развернуть
Просмотров: 22 Комментариев: 0










На кастинге фильма "Привидение", сценарист Брюс Джоел Рубин сразу предложил на главную роль Патрика Суэйзи. Получилось так, что Брюс Рубин увидел интервью с Патриком Суэйзи, которое произвело на сценариста огромное впечатление - когда актёра спросили об его отце у Патрика выступили слёзы. Однако режиссёр Джерри Цукер наотрез отказался




Впоследствии роль была предложена Брюсу Уиллису



Тому Хэнксу



Тому Крузу



Кевину Бэйкону



Аль Пачино



Харрисону Форду



Николасу Кейджу



Микки Рурку



Дэвиду Духовны



Джонни Деппу



Чеви Чейзу



и Алеку Болдуину



И все они отказались, так как им казалось слишком смехотворным играть роль лирически настроенного призрака



Цукер тогда махнул рукой и пригласил на прослушивание Суэйзи. Он был настолько впечатлен пробами, что больше не колебался насчет того, кто должен играть Сэма




Источник

Развернуть
Просмотров: 28 Комментариев: 0







С 9 по 16 июня в Сочи пройдет 30 Открытый российский кинофестиваль Кинотавр.  Продолжаем публикацию интервью с участниками конкурсной программы. В рамках основного конкурса фильм «Люби их всех» представит режиссер и автор сценария Мария Агранович. В интервью она рассказала о работе над дебютной лентой, создании образа супергероини и о том, почему феминизм в кино сегодня не актуален.

Дарья Осташева:
Вы родились и выросли в творческой семье. Мама - талантливый режиссер документального кино, папа - известный кинооператор, брат - актер. Почему выбрали профессию режиссера игрового кино, не видели для себя другого пути?

Мария Агранович:
Надо сказать, еще в возрасте девяти лет я определилась с профессией, всегда хотела быть режиссером и сценаристкой. Потом, когда стала постарше, рассматривала другие варианты. Но понимаете, всему надо учиться... Если хочешь стать, к примеру, художником, нужно выучиться живописи, это долгий и упорный труд.

Для того, чтобы быть режиссером, нужно только знание производства и наглость.

В общем, я пыталась заниматься чем-то еще, но из кино так и не смогла вырваться.

Режиссер Мария Агранович

Дарья Осташева:
«Люби их всех» - ваш дебют в полнометражном кино, для которого вы сами написали сценарий. Сюжет фильма - достаточно смелый и лихо закрученный. Как к вам пришла идея картины?

Мария Агранович:
Идея родилась очень давно. После того, как я получила приз за короткометражную работу на Кинотавре, ко мне подошел Сергей Сельянов, с которым я всю жизнь хотела работать и спросил, нет ли у меня готового сценария. Я ответила: «Конечно, есть!»...

Дарья Осташева:
А был на самом деле?

Мария Агранович:
Нет, у меня тогда ничего не было. Я сказала, что пришлю заявку с утра. Естественно, я срочно побежала писать ее. Настрочила одну - она мне не понравилась, потом вспомнила какой-то свой сон и написала другую, потом - третью... В итоге сочинила заявку. Мы заключили договор, и я начала работать над сценарием. К сожалению, а может, к счастью, тогда фильм не был запущен. Спустя несколько лет я вернулась к сценарию - мне очень хотелось снять это кино - и доработала его. А идея родилась из наблюдений, мыслей про то, какой разной может быть женщина с разными мужчинами. Видимо, у нас есть какая-то особая интуиция, с кем и как себя вести... А дальше я довела эту мысль до грани абсурда.

Дарья Осташева:
В центре сюжета - образ одинокой, но очень сильной и успешной молодой соблазнительницы. Почему в своей работе вы обращаетесь к феминистской теме? Планируете развивать ее и дальше в творчестве?

Мария Агранович:
Я не обращалась в картине к феминистской теме. Абсолютно убеждена в том, что женщина, какая бы она ни была сильная, все равно в чем-то слабее мужчины. И я думаю, это преимущество, а не недостаток. Знаете, вообще не считаю, что слово феминизм сейчас актуально, потому что гендерные различия стираются. Просто сегодня женщины занимаются тем же, чем и мужчины. И бороться нам больше не за что. А вообще, мне с мужчинами намного проще, я их больше люблю, поэтому в следующий раз хочу снять «мужское» кино.
В моем фильме главную героиню окружают трое мужчин, которые совершают настоящие поступки и способны любить. Каждый из них достоин ответного чувства. И скорее, проблема в самой героине - в том, что она, при всем своем умении любить, испытать это чувство как раз и не может.

съёмки фильма Люби их всех

Дарья Осташева:
Вера, она же Надя и Люба - дерзкая, рисковая, свободолюбивая молодая женщина. Близка ли вам героиня?

Мария Агранович:
Невозможно придумать какой-либо образ, не руководствуясь своими собственными ощущениями. Я не знаю, насколько мы с ней похожи. Но точно знаю, что меня с ней кардинально различает одна вещь. Ее цель - всегда деньги. Моей целью, как бы я себя ни вела, и что бы ни делала – деньги не были никогда.

Дарья Осташева:
Осуждаете поступки героини или понимаете ее?

Мария Агранович:
Я никогда никого не осуждаю - кто знает, как мы поведем себя в тех или иных обстоятельствах? Это моя жизненная позиция. А свою героиню я люблю и для себя ее оправдала. С одной стороны, «разводить» мужиков - схема бизнеса, но с другой - они дают ей деньги сами, добровольно. Конечно, в каком-то смысле мне ее жалко, но я никогда ее не осуждала. Да, в общем-то, и за что? Она умная, талантливая, классная. Она супергероиня.

Дарья Осташева:
«Люби их всех» - означает люби Веру, Надю, Любу - те образы, в которые перевоплощается героиня? Или мужчин, которых она разводит? Расшифруйте пожалуйста смысл названия.

Мария Агранович:
И то, и то. Всех мужчин и все ее образы. В этом смысл названия.

Дарья Осташева:
А какие кинообразы, возможно, вдохновили вас на создание фильма?

Мария Агранович:
Я вдохновлялась образами из разных фильмов Люка Бессона. Большинство его картин - о женщинах-супергероинях, которые в итоге оказываются слабыми, и в финале их спасает мужчина. Безусловно, моя героиня оттуда, но только она - из повседневности, а не из фантастики. Еще я фанатка фильмов «Брат» и «Брат 2». Главный герой этих картин может позволить себе идти по коридорам с пистолетом, как в компьютерной игре, и убивать всех на своем пути, но при этом его невозможно не полюбить. Я очень хотела создать именно такую героиню, хотела чтобы зритель полюбил ее вопреки.

кадр из фильма Люби их всех

Дарья Осташева:
Вообще, что для вас кино, и без чего оно не может состояться?

Мария Агранович:
Без драйва. В кино должна быть энергия. Ну и чувство юмора.

Дарья Осташева:
На мой взгляд, картина вышла очень динамичной. Расскажите о периоде пост-продакшена: какая роль в фильме отводилась монтажу? С какими сложностями столкнулись на этом этапе?

Мария Агранович:
У нас прекрасный режиссер монтажа Оля Гриншпун, которую я знаю с самого детства и ни с кем, кроме нее, не планирую работать. Но за монтаж отвечали несколько человек. Сначала я сделала «рыбу» - отбор дублей, мы начали работать с Олей, потом свои коррективы внесли продюсеры. Было много всего! Я рыдала, мы с Олей ссорились, переделывали картину бесконечное количество раз... Период пост-продакшена был очень долгим, но в итоге все получилось.

Дарья Осташева:
Сильно ли отличается результат на экране от вашего первоначального замысла?

Мария Агранович:
Последняя версия сценария была готова дня за два до съемок - мы поняли, что не укладываемся в хронометраж, и сценарий нужно было срочно сокращать. Поэтому конечно, результат отличается от изначальной задумки. Но самые важные для меня моменты получились именно такими, какими я себе представляла их. С одной стороны, так вышло, потому что я очень четко все видела, из-за понимания реакций героев, точности построения кадров, а с другой - свободы внутри этой точности. На съемках мы уже не думали, как решить ту или иную сцену - все было понятно, и весь этот организм уже жил сам по себе.

Дарья Осташева:
В фильме много нестандартных операторских решений. Например, в одном из кадров длинные ножки рояля рифмуются с туфлями на высоких каблуках главной героини, аккуратно поставленных рядом с ним, которые словно лишний раз напоминают о мотивах героини. Как в картине выстраивалось пространство кадра?

Мария Агранович:
Я не тот режиссер, который продумывает, будут ли шпильки рифмоваться с ножками рояля. Все получалось само собой - если нам что-то казалось красивым, то так и оставляли.

съёмки фильма Люби их всех

Дарья Осташева:
Обращались ли за советами к вашему папе, выдающемуся кинооператору Михаилу Аграновичу?

Мария Агранович:
Нет, папа не помогал. Другое дело, что изначально я предлагала ему снимать картину. Он отказался, потому что считал, это неправильно - делать первый фильм с папой. И наверное, он прав. Конечно, я на протяжении нескольких лет обсуждала с ним сценарий. Советов не просила, мы просто общались, но думаю, это наложило определенный отпечаток. Папа - мой любимый мужчина, и все, что он говорит, мне крайне важно. Но как только появился Дима Карначик, наш оператор, мы начали работать вдвоем и ничьих советов не слушали. Да, в общем, никто их особо и не давал. Я очень рада, что все сложилось именно так, и считаю, что в фильме действительно, достойная операторская работа.

Дарья Осташева:
Роль аферистки Веры исполнила молодая актриса Алена Михайлова, которая потрясающе справилась со своей задачей, мастерски перевоплощаясь из нежной и робкой студентки в хладнокровную и жесткую бизнес-вуман. Как долго длился кастинг и насколько сложно было найти исполнительницу главной роли, ведь, по сути, именно на ней держится вся картина?

Мария Агранович:
Кастинг на роль Веры шел очень долго. Изначально я хотела снимать другую актрису, но вскоре нам пришлось продолжить поиски, прошло время – все выросли. Наш кастинг-директор Наташа Гнеушева, приложив огромные усилия, изучила все существующие актерские базы и нашла Алену. На просмотре видеопроб мы не могли оторвать взгляды от экрана - по-моему, девушек с такой яркой внешностью, с таким необычным лицом в нашем кино очень мало. Ее не назовешь красавицей, но при этом, она абсолютно уникальна. Изначально мы сомневались в том, что Алена сможет что-то сыграть, у нее не было практически никакого опыта. Но конечно, мы вызвали ее на кастинг. И оказалось, что она все может. Дальше был долгий период кинопроб с участием гримеров и оператора. У Алены - сложное лицо, но как выяснилось, при помощи грима актриса может поменяться до неузнаваемости.

Дарья Осташева:
Поскольку для Алены Михайловой «Люби их всех» - дебют в полнометражном кино, с ней много приходилось работать?

Мария Агранович:
Мы много разговаривали, обсуждали сценарий до съемок, поэтому на площадке все было достаточно просто. Практически каждая сцена снималась с первых дублей. Перед съемкой я только расставляла акценты, еще раз все проговаривала, но в общем, это была уже не работа. Мы кайфовали в мире, который создали вместе с актерами.

кадр из фильма Люби их всех

Дарья Осташева:
Поговорим о второстепенных персонажах. Каждый из них переживает на экране личную трагедию, у каждого - своя пронзительная история, их роли сыграли сильные драматические актеры Александр Кузнецов, Сергей Гармаш. Как проходил кастинг на роли обманутых главной героиней мужчин? Какие качества вы в них искали?

Мария Агранович:
В случае с Сережей Гармашем кастинга не было - можно сказать, он был прообразом роли, которую исполнил. Сашу Кузнецова я хотела снять давно. Не могу сказать, что в моем представлении он идеально подходил на роль, но как оказалось, для его героя мне были важны только какие-то точные интонации, взгляды. Изначально пробовала на нее Сашу Тронова, он - известный танцор, в кино раньше не снимался. В итоге я не рискнула утвердить его, но что-то в нем меня заразило, к тому же, у Саши очень кинематографичное лицо, поэтому решила снять его в другой роли. По-моему, он очень точно попал в свой образ. В общем, с мужчинами было намного проще.

Дарья Осташева:
Кинотавр - крупнейший фестиваль российского кино. Насколько важно для вас принимать участие в киносмотре? Чего ждете от фестиваля?

Мария Агранович:
Участие очень важно, но я ничего не жду. Ждать - это вообще очень обреченное состояние. Знаете, начинаешь ждать звонка от парня, а он, как назло, не звонит.

Дарья Осташева:
На прошлом Кинотавре для дебютов была выделена отдельная программа, а в этом году конкурс будет общим. Как чувствуете себя в компании более опытных соперников?

Мария Агранович:
Иногда дебютанты снимают отличное кино, а больших режиссеров случаются неудачи. К тому же, если ты сделал кино, отправил его на фестиваль, значит ты в нем уверен. Я считаю себя очень профессиональным человеком - я не имею ввиду таланты, а говорю о количестве часов, проведенных на съемочной площадке. При работе над фильмом меня также окружали профессионалы, поэтому я не ощущала, что снимаю дебют.

Дарья Осташева:
Вам важно, чтобы картина победила?

Мария Агранович:
Может, кто-то и скажет, что призы не важны, но это не так. Но мне, например, не менее важен прокат. Я очень хочу, чтобы зритель полюбил мое кино.

Дарья Осташева:
Есть ли у вас уже идеи для новых фильмов?

Мария Агранович:
Да, идей много. Но рассказывать о них не буду. 

Я очень жду, что на Кинотавре кто-нибудь подойдет ко мне и поинтересуется, есть ли у меня сценарий, а я скажу: «Да, конечно, завтра пришлю!»



Источник Развернуть
Просмотров: 37 Комментариев: 0
Просмотров: 52 Комментариев: 0




Несколько лет Майкл Джей Фокс почти не появлялся на киноэкранах, лишь изредка соглашаясь на эпизодические роли или озвучку, зато с головой ушёл в изучение своего недуга и поиски лекарства. Помимо трёх биографических книг, повествующих обо всех нюансах жизни с подобным диагнозом, актёр создал благотворительный фонд и собрал более $350 млн на исследование болезни Паркинсона. Желание мгновенно отыскать лекарство сменилось за многие годы реальным взглядом на вещи, который лишь на первый взгляд может показать пессимистичным: "Найти лекарство? Не думаю, что это произойдёт на моём веку. Но не это моя цель — найти лекарство для себя — всё идёт так, как должно идти. И однажды кто-то обязательно решит и эту проблему"


Боб Гейл, Роберт Земекис и Майкл Дж. Фокс на съёмках "Назад в будущее"


Источник




Развернуть
Просмотров: 76 Комментариев: 0













«Притяжение»

Большое кино — дело рук многих людей. Да, идея может принадлежать кому-то одному, но её воплощением занимается целая толпа. Каждый при деле, и всё так организованно и педантично, что прямо бесит. Что ж, это бизнес, и большие боссы, как и везде, стараются грамотно распределять усилия всей команды, сообщая тем самым системность и максимальную эффективность общей работе.

Правда, без вменяемого режиссёра всё равно получится срань. И это происходит довольно часто, особенно в претенциозных, масштабных постановках. В таких фильмах для режиссёра предусмотрено столько различных крутёлок, тумблеров и рычагов, что далеко не каждый сумеет грамотно их применить. И ведь это не только новички, которые ещё вчера снимали малобюджетное авторское кино, а сегодня их посадили за штурвал огромного голливудского «боинга». Чаще такое случается как раз с опытными коммерческими киноделами, которые всю жизнь положили на производство блокбастеров. Эти давным-давно потеряли всякий стыд и в погоне за нашими деньгами просто жмут на все кнопки подряд, выкручивая каждую настройку на максимум. Мы пожимаем плечами: ну и кому нужна эта несбалансированная хрень?

«Притяжение»

— Ты никому здесь не нужно, уходи. — Ну мам.


Вопрос праздный, потому что за билеты мы уже заплатили. Впрочем, эти грабли ничему нас не учат. Проходит немного времени — и вот мы снова бежим в кино на очередной дорогущий зрелищный фильм, молясь про себя, чтобы он оправдал потраченное на него время. И иногда такое случается, верно? Вот они, наши улыбки до ушей, когда мы выходим из кинозала после просмотра. Двойная радость: фильм без минуты шедевр, да ещё и мы словно знали!

Что ж, «Притяжение» — не шедевр. Даже так: до шедевра «Притяжению» примерно столько же, сколько мне — до доктора сельскохозяйственных наук. Почему так получилось, я сейчас расскажу, а виноват, конечно, Бондарчук. Он и только он сделал свой фильм не идеальным с любой точки зрения.

«Притяжение»

— Где этот Бондарчук? Почему он не сделал меня сферой? Это что вообще за форма?


А ведь у него было очень много, почти как у голливудских киноделов. Да, бюджет, пожалуй, не голливудский, но нам хорошо известно, что русские удивительным образом умеют снимать зрелищное кино практически за копейки. К тому же Бондарчук мог, наконец, воплотить мечту каждого постсоветского зрителя: чтобы пришельцы высадились не в США, а где-нибудь поближе.

И вот как раз вполне себе получилось: в «Притяжении» неопознанный объект появляется в небе над Москвой. Тут я должен вам сказать, что планы неведомой хрени, пикирующей на жилой микрорайон, оставляют самое сильное визуальное впечатление от фильма. Имейте также в виду, что все эти планы можно увидеть уже в самом начале. Просто хочу, чтобы вы были в курсе.

«Притяжение»

— Ещё пару секунд назад здесь было очень красиво. Просто поверь.


Да, Бондарчук не медлит: действие начинается буквально с первых секунд. Всё очень бодро и как-то по-деловому. Ленте сообщают определённый темп — и это очень хорошо. Плохо вот что: спустя полчаса этот темп вязнет, экшен прячет голову в песок, да ещё и единое повествование разбивается на несколько линий поменьше. Зритель сперва терпеливо ждёт, когда Бондарчук со сценаристами, наконец, образумятся — а то, глядишь, и выдадут какой-нибудь твист.

Терпеть первое время не трудно, потому что визуально фильм очень хорош: спасибо мастерам по части эффектов, а также операторской работе Михаила Хасая. Да вот только ожидаемого твиста всё нет и нет. Хуже того: в какой-то момент «Притяжение» зачем-то находит в себе мелодраматическую верёвку и начинает тянуть её изо всех сил. Видимо, в русском кино без этого просто нельзя.

«Притяжение»

— Может, бросим ему верёвку? — А может, лучше бросим туда тебя?


Короче, на исходе первого часа энтузиазм у зрителя опускается до околонулевых отметок. Фильм постепенно перестаёт быть интересным, а зрелищность начальных минут почти забывается. Всё, что нам остаётся, — относительно неплохая актёрская игра. Здесь, наверное, стоило бы упомянуть Олега Меньшикова, но если честно, я сейчас ищу в голове более бесячих актёров, чем он — и не нахожу. Так что ограничусь вот чем: Меньшиков в «Притяжении» такой же, как и во всех лентах с его участием за последние 15 лет.

Да и бог с ним, ведь у нас есть целая россыпь молодых артистов. Да, не все одинаково хороши; прямо скажем, вытягивают общий уровень всего два человека: это Александр Петров и Риналь Мухаметов. И если первого, всегда обаятельного и харизматичного, мы ещё худо-бедно знаем, то второй — настоящий сюрприз. И очень приятный.

«Притяжение»

— Я твой большой сюрприз, мразь.


А пока мы думаем над тем, кто нам симпатичнее, сценаристы Олег Маловичко и Андрей Золотарёв вдруг переворачивают всё с ног на голову. Только что мы смотрели попкорновую фантастику — и вдруг она превратилась в остросоциальную драму с вполне очевидным намёком. Не совсем тот твист, которого мы ждали, но… но, определённо, очень здорово.

Хитрый Бондарчук! Это ведь всё он! Последние полгода втюхивал нам свои трейлеры, чтобы мы сидели и не знали, чего ждать от этих русских. Специально уводил нас в сторону — что угодно, лишь бы мы не поняли, в каком направлении думать. А потом вдруг взял и развернулся на полном ходу. Да, можно было сделать это не так топорно, не в лоб. Но изящность не для русскоязычного зрителя — во всяком случае, так рассудил Бондарчук. Он должен был быть уверен, что основная мысль дойдёт до всех и каждого.

«Притяжение»

— Дошло? ДОШЛО?!


«Притяжение» — не шедевр, всё так. Но это достойное и по-хорошему амбициозное кино, которое даёт гораздо больше, чем от него можно ожидать. Серьёзное достижение, способное закрыть собой все режиссёрские огрехи — вот как это видит зритель. Так что я не обижаюсь на Бондарчука за то, что он не создал гениальное полотно. Пожалуй, я даже скажу ему спасибо: в несложный для восприятия фильм он сумел запихнуть идею, достойную научно-фантастической классики.


Источник

Развернуть
Просмотров: 36 Комментариев: 0













В мае завершились съёмки военного пост-апокалиптического триллера «Аванпост». Финальные сцены масштабной дилогии Егора Барановаснимались на территории Пущинской радиоастрономической обсерватории. Содержание сцен, как и самого проекта, держится в строжайшем секрете. Финал съемок в обсерватории Роскосмоса - символичное событие, ведь по замыслу авторов «Аванпост» должен стать прорывом в российском фантастическом кино. Два кассовых российских кинематографиста - режиссёр кинотрилогии «Гоголь» Егор Баранов и создатель блокбастера «Полицейский с Рублевки. Новогодний беспредел», сценарист Илья Куликов - объединили творческие силы, чтобы создать загадочную и зрелищную блокбастер-дилогию.

По словам режиссера Егора Баранова, «Аванпост» — это самый масштабный проект из всего, что он когда-либо снимал: «Успех "Гоголя" у российских зрителей дал нам возможность повысить планку во всём и создать по-настоящему масштабный блокбастер. Это касается и компьютерной графики, и задействованных ресурсов – звездного актерского состава, новейшей военной техники, предоставленной Министерством Обороны РФ, дорогостоящих декораций и большого количества сложно постановочных экшен-сцен. Мне, как режиссеру, важна не только зрелищность, но и атмосфера, сюжет, живые и яркие герои. Для меня «Аванпост» — это история об отчуждении – как в масштабах всего мира, так и на личностном уровне. Сегодня каждый человек одинок и живёт как бы сам в себе, не доверяя никому, и этот страх подогревают бесконечные поиски внешних врагов. Чувство внутренней и внешней тревоги сегодня знакомо каждому, именно его мне хотелось передать в этой картине».

съемки фильма "Аванпост"

«В начале июня мы выпустим в интернете новый трейлер «Аванпоста» и верим в то, что у нас получится удивить зрителей. У фильма есть все составляющие для успешного проката: закрученная и таинственная история, классный экшен, большое количество спецэффектов и компьютерной графики, сильный актёрский состав и талантливый режиссёр, который умеет делать большое зрительское кино, - отмечает продюсер Валерий Федорович.

«Аванпост» показывает жизнь осаждённой Москвы и её обитателей в ближайшем будущем. На землю не падал метеорит, террористы не придумали глобальной угрозы, сверхдержавы не развязывали атомную войну, но… что-то произошло. Связь с большей частью населенных пунктов Земли оборвалась. Космонавты передали с орбиты, что видят сверху небольшое пятно в Восточной Европе, по своим очертаниям напоминающее круг. То, что военные находят за границами этого круга, шокирует. В магазинах, в автомобилях, на дорогах, в зданиях больниц и вокзалов, повсюду - следы столкновения. Кто или что уничтожает все живое? И как долго продержится последний аванпост человечества?

съемки фильма "Аванпост"

В фильме звездный каст: Алексей ЧадовПётр ФедоровКонстантин ЛавроненкоСветлана ИвановаЛукерья ИльяшенкоКсения Кутепова. Во время съемок финальных сцен актеры поделились подробностями работы над фильмом, которая заняла несколько лет.

«Аванпост» оказался настолько масштабным проектом, что уже стал частью нашей жизни. На съемках нам пригодилось всё, что мы пережили, видели и успели прочесть. Каждый навык, умение и знания нашли здесь свое применение, – рассказывает Константин Лавроненко - Здесь все переплетено. Человеческие истории и захватывающие сцены, любовь и дружба, серьезные вопросы и эмоциональная составляющая. Мы, как и наши герои, каждый день ищем ответы на вопросы о том, что делать и как построить новую жизнь, если вдруг наступит апокалипсис».

съемки фильма "Аванпост"

«На съемках «Аванпоста» я впервые снималась в роли военной, – говорит Ксения Кутепова. – Моя героиня – суровый подполковник ГРУ. Обычно мне достаются образы учителей, врачей, библиотекарей - женственных, чувственных особ. А здесь я командую мужчинами. Прямо на площадке училась бегать с оружием и стрелять из него. Я сомневалась получится ли у меня убедительная героиня, но вера в меня Егора Баранова позволила пойти на эксперименты, прописанные в сюжете. Тем более мы все играем в «Аванпосте» не шаблонных персонажей, а сложных людей со своими страхами и проблемами, что делает нашу историю более реальной и понятной современному российскому зрителю».

съемки фильма "Аванпост"

«Аванпост» - реалистичный фильм о людях из недалекого будущего, - поделился впечатлениями от съёмок Алексей Чадов. - Я вообще люблю натуральное кино. В своё время Алексей Балабанов, у которого я снимался в картине «Война», привил мне вкус к документальной точности изображения. Егор Баранов в чем-то напомнил мне Алексея Октябриновича – он так же внимателен к каждой мелочи и каждому нюансу. «Аванпост» получился натуральным и естественным, что кардинально отличается, как мне кажется, от сегодняшнего полурисованного, хромакейного кино, которое больше всего стало походить на мультфильмы для взрослых. Должен сказать, что эти съёмки были очень непростыми. Этот проект вообще один из самых тяжёлых в моей карьере. Но, как показывает опыт, только в боевых условиях и получаются хорошие кино».

съемки фильма "Аванпост"

«Мне понравилась идея военной антиутопии будущего, да и с Егором Барановым мы уже не раз работали вместе, поэтому мне показалось, что будет интересно, – делится своими впечатлениями Пётр Федоров – здесь мне, как обычно, достался неоднозначный персонаж. У Юры есть своя история, своя правда. Ему проще на войне, чем в обычной жизни. Такая обыденная история, когда профессиональный солдат не может адаптироваться в городской среде. У него и социальные проблемы, и больная мама, и куча рефлексий. Поэтому мой герой воспринимает возможность повоевать, как очередной шанс, в том числе, и заработать. Когда приходит беда, Юра один из немногих, кто с жадностью рвется покинуть свой дом. В этом его беда. Мне хочется верить, что темы, которые затрагивает картина получились живыми, как и персонажи, которых по воле судьбы собирает вместе война с неизвестностью».

Первая часть дилогии выйдет в кинопрокат 21 ноября 2019 года, вторая – 9 мая 2020 года.

Источник Развернуть
Просмотров: 43 Комментариев: 0

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | ... | 161 | След.
Кинотранспорт в аренду