«"/
Личный кабинет
Личный кабинет
Ваш логин
Пароль
Забыли пароль?
Войти через аккаунт в соц. сетях
Вы можете завести учетную запись на проекте с помощью вашего аккаунта в социальной сети нажав на иконку ниже.
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Регистрационная информация
Логин (мин. 3 символа)*
Email*
Является логином при входе на сайт
Пароль*
Не менее 6 символов
Подтверждение пароля*
Личная информация
Фамилия*
Имя*
Отчество*
Номер телефона*
Для смс с кодом подтверждения регистрации.
Указывать в формате +79991112233

*Поля, обязательные для заполнения.

EN ES CH
Сдавай всё для нужд кино! 
Квартиры, Дома и офисы - в почасовую аренду
без покидания территории! 

Прекрасные создания: образы героев в фильме «Выживут только любовники»

[img]Как передать время на экране? Как создать образ существа, живущего несколько веков? У актеров для этого свои методы, у художников по костюмам — свои. Дизайнеры фильма «Выживут только любовники» пошли по пути смешения времен.
Герои картины Джима Джармуша — не люди, а нелюди: бессмертные вампиры, праздно проводящие время в интеллектуальных беседах и воспоминаниях, пьющие кровь из рюмок и называющие простых людей зомби.
Их история открывается зрителю неторопливо, фильм наполнен музыкой и винтажными вещами, ведь оба главных персонажа — идущие сквозь время затворники, и только любимые вещи скрашивают их монотонное бесцельное существование.
День и ночь Джима Джармуша
[IMG WIDTH=665 HEIGHT=394]http://www.cinemafia.ru/upload/images/2014-04/OLLA_02.jpg[/img]
Адам и Ева — ночь и день, Инь и Янь, они связаны воедино и отражают друг друга, что демонстрируется в первых же кадрах фильма, когда нам представляют персонажей. Задачей дизайнеров было показать их вневременность и нечеловеческую сущность. Их «животная» составляющая передана через прически. У обоих героев совершенно дикие, спутанные волосы. С ними пришлось экспериментировать.
«Мы хотели, чтобы персонажи напоминали диких животных, — рассказывает Джармуш. — Они наполовину животные, наполовину люди, которые встали на ступеньку выше по эволюционной лестнице, чем все остальные. Мы смотрели на различные парики и волосы в сети, чтобы создать нечто фактурное, но никак не могли найти то, что нас устраивало. А потом Тильда сказала: «Ты все время говоришь „животные“, почему ты смотришь только на человеческие волосы? Давайте посмотрим на шерсть животных».
Необычные прически придают персонажам вид диких животных

«И мы начали рассматривать волосы обезьян, шерсть ламы и другие текстуры, — продолжает Джармуш. — Наш гример Герд Цейс сказал, что у него есть опыт смешивания человеческих волос с шерстью яка и овец. Так что парики для Мии, Тома, Тильды и Джона сделаны с использованием овечьей шерсти и гривы яка. Поэтому они выглядят так необычно».
Эскиз Бины Бейгелер: одежда Евы для Танжера (справа) и Детройта

Эскиз Бины Бейгелер: халат Евы из первой сцены фильма

Деталь халата с эскиза выше


Одежда героев была призвана показать их вечное существование. Она должна быть вне времени — герои просто носили то, что им нравилось за все эти годы. Дизайнер по костюмам Бина Дейгелер специально удаляла все модные вещи из их гардероба, либо модные элементы с нужных вещей. «Они слишком снобы, чтобы быть модными», — объясняет Джармуш. Вещи персонажей — это то, что они «захватили» с собой из тех мест, где им пришлось побывать, и из пережитых ими времен.
Эскиз Бины Бейгелер: одеяния Евы

Светлый «халат» с эскиза выше

И темный «халат» Евы

Оба одеяния превращают Еву в нечто легкое, невесомое, сотканное из эфира, эта иллюзия завершается интерьером комнаты ее жилища в Танжере.
Темный «детройтский» халат Евы с эскиза выше. В Детройте Ева иногда одевается как Адам. Видимо, сказывается привычка мимикрировать.

Причем Ева — это солнце, все ее вещи либо имеют элементы золотисто-солнечного цвета, либо полностью окрашены в золотисто желтые цвета. Но под этим ярким желтым солнцем зачастую скрывается кроваво-красный топ. Надо также отметить, что одежда героини Тильды Суинтон в фильме очень напоминает одежду самой Тильды в жизни. Иными словами, Ева одевается очень по-суинтоновски.

И да, в Танжере, где живет героиня, она сливается с окружающими ее желтыми домами, мимикрирует, почти исчезает из поля зрения, оставаясь невидимой. Недаром она прожила 3000 лет: умение скрываться — часть ее сущности. Ева идеально вписывается в текстуру и цветовую гамму Танжера, создающего для нее своеобразный и весьма экзотический фон.
Эскиз Бины Бейгелер: одежда Евы и примеры использованных для ее создания материалов


Текстура одеяний Евы — замша и кожа — также превращает ее в необычное существо с другой планеты: дикое, но прекрасное. Впрочем, о текстуре я скажу ниже.
Депрессивный кровопийца Гамлет из Детройта заигрывает со смертью

Адам — это ночь. Черный цвет делает его готичным, а также показывает его суицидальные тенденции. Он депрессивен, мрачен, скрытен, циничен и ненавидит весь человеческий род. Представьте себе Гамлета вампиром, и вы точно получите Адама. «Быть или не быть?» — задает он немой вопрос, заряжая пистолет деревянной пулей, сделанной, правда, вовсе не из осины. Он, сам не желая того, настолько крут, что единственный «зомби», допущенный в святая святых этого мизантропа, музыкант Иен, все время пытается ему подражать.
Эскиз Бины Бейгелер: одежда Адама и примеры использованных для нее тканей и фактур

Надо отметить, что умирающий и разваливающийся Детройт — это фон, завершающий создание образа Адама, проводящего свои ночи среди разбросанных по квартире старинных музыкальных инструментов. Именно там он абсолютно органичен и един с окружающим его миром, также погрязшем в разрушении и декадансе.
Декаданс Детройта

У этих вампиров свои вампирские мифы и своя реальность — они даже чеснока не боятся или входить в квартиру без разрешения хозяина. Зато, покидая свое жилище, надевают перчатки — Ева слишком чувствительна к предметам и может считывать их историю, прикасаясь к ним руками. Судя по поведению младшей сестры Евы Авы, эта чувствительность — удел всех вампиров. Адам просто не настолько тонок в этом вопросе, но выходя в места скопления людей, также отгораживается от них перчатками. Этот пункт придуман режиссером специально: «Мы отобрали у них большинство существующих в вампирской мифологии свойств и деталей, а вместо этого дали им перчатки», — говорит Джармуш.
Эскиз Бины Бейгелер: одежда Авы

Младшая сестра Евы Ава — испорченная и капризная девчонка, ведущая себя как ребенок, одета в более яркие «летние» одежды. Она противопоставлена двум главным героям — живет одним днем и не заботится о дне завтрашнем. Одежда героини Мии Васиковска напоминает одеяния современной молодежи — короткие юбки, высокие сапоги и соблазнительный топ. Видимо, одежда здесь выступает символом всего преходящего и мимолетного.
Иногда Ава напоминает пятнистую газель, которая сейчас сорвется и убежит

Эта бессмертная бабочка ворвалась в мир Адама, чтобы разрушить его до основания, что она с легкостью и делает буквально за одну ночь.
Кристофер Марлоу

Четвертый персонаж этой поэтичной истории любви — Кристофер Марлоу, тот самый Кристофер Марлоу, который писал за Шекспира его бессмертные творения. Интересно, что его сломанная нога так и осталась сломанной, несмотря на переход героя «на темную сторону». Насмотревшись вампирских саг, мы так привыкли к тому, что становясь вампиром, человек излечивается от всех болезней! Но у Джармуша не так — несколько столетий Марлоу колесит по миру на костылях.
Эскиз Бины Бейгелер: одежда Кристофера Марлоу и примеры тканей, использованных для ее пошива

Теперь немного о текстурах. Замша, кожа, вельвет, шерсть, а также меховая шубка Авы как бы покрывают персонажей шкурой, действительно превращая их в некое подобие животных и одновременно каких-то сверхразумных существ (Помните? Адам получает электричество буквально из воздуха, а Ева читает книги пальцами!). Картина Джармуша вся состоит из шершавых фактур: множество старинных книг в доме Евы и старые ламповые записывающие устройства в логове Адама, разваливающийся пустынный Детройт и мягкие песчаные стены Танжера вкупе с тонкими восточными рисунками на фасадах, дерево, которое так привлекает Адама, наверное, тем, что несет ему смерть, все — неровное, шершавое, мягкое и теплое, убаюкивающее и завораживающее.
Рисунок на музыкальном инструменте повторяет архитектурный рисунок (см. первую иллюстрацию в статье)

Вне времени и эпохи


Источник
Теги: кинопроизводство

Возврат к списку


Кинотранспорт в аренду