«"/
Личный кабинет
Личный кабинет
Ваш логин
Пароль
Забыли пароль?
Войти через аккаунт в соц. сетях
Вы можете завести учетную запись на проекте с помощью вашего аккаунта в социальной сети нажав на иконку ниже.
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Регистрационная информация
Логин (мин. 3 символа)*
Email*
Является логином при входе на сайт
Пароль*
Не менее 6 символов
Подтверждение пароля*
Личная информация
Фамилия*
Имя*
Отчество*
Номер телефона*
Для смс с кодом подтверждения регистрации.
Указывать в формате +79991112233

*Поля, обязательные для заполнения.

EN ES CH
Вакансии, объекты для съемок, форум для работников кино и ТВ находите компоненты кинопроизводства за 5–20 минут

"Мне нравится почивать на лаврах" интервью с Дмитрий Нагиев, вопросы: Жора Крыжовников

07.01.2016 09:48 Новости Кино
Interview: Скандальные «Окна», дико смешной «Осторожно, модерн!» — да, это наши guilty pleasures, и нечего тут стесняться. Зрительскую любовь актер и шоумен Дмитрий Нагиев завоевал давным-давно и своим искрометным юмором преимущественно. А закрепил комедийный талант рейтинговыми сериалами «Кухня» и «Физрук». Но и это далеко не все заслуги Дмитрия перед отечественным ТВ. Все шесть сезонов суперпопулярного шоу «Голос» на Первом ведет тоже он.


Вопросы: Жора Крыжовников



В кино у Нагиева к 48 годам уже больше 30 ролей. Одна из последних — сотрудник ДПС Петя в караоке-комедии «Самый лучший день» (в прокате с 24 декабря). Режиссер фильма Жора Крыжовников вызвался помочь редакции Interview уболтать, без преувеличения, самого востребованного артиста российской современности — встречаться с журналистами Нагиев завязал, некогда. За 45-минутный перерыв на обед между съемками поесть, разумеется, никто не успел. Зато интервью записали что надо.

КРЫЖОВНИКОВ:
Дмитрий Владимирович!

НАГИЕВ: Да, мой господин?

КРЫЖОВНИКОВ: В чем секрет вашего успеха?

НАГИЕВ:
Если бы я знал, вы бы со мной разговаривали, когда мне было еще 29 лет. А не сейчас, в мои почтенные 80.

КРЫЖОВНИКОВ:
А что в молодости пошло не так?

НАГИЕВ:
Два момента. Страна, находящаяся в состоянии разрухи, и фамилия Нагиев — отнюдь не театральная. Ну, и в отличие от тех, кто пишет «я вырос за кулисами», я — вырос на помойке. Думаю, именно поэтому я в то время не снимался ни в «Иди и смотри», ни в «Чучеле».

КРЫЖОВНИКОВ:
И чем вы занимались в свои 29 лет?

НАГИЕВ:
Трудился в составе труппы питерского театра «Время» во Франкфурте-на-Майне, зарабатывал 200 марок за сезон и одевал всю семью на блошиных рынках.

КРЫЖОВНИКОВ:
Нет, и все-таки, когда вы почувствовали, что вот оно, пришло?

НАГИЕВ:
До сих пор не почувствовал. Хотя вышел тут недавно на Невском, пытался купить носки, но туристы стали останавливаться.

КРЫЖОВНИКОВ:
Из Японии?

НАГИЕВ:
Вот зря вы смеетесь. В Испании, на одном из задорных корпоративов, ко мне подошел хозяин бара и спросил, не я ли, случаем, снимался в сериале «Кухня»? И налил мне в подарок два пива. Я в шоке был. Так скоро и до японских туристов доберемся. Хотя ощущения себя как некой значимой величины в отечественном шоу-бизнесе у меня нет.

КРЫЖОВНИКОВ:
Как так?

НАГИЕВ:
Я вечно в такой рабочей гонке нахожусь, что некогда даже об этом задумываться.

КРЫЖОВНИКОВ:
А работа ведущего приносит вам такое же удовольствие, как актерская?

НАГИЕВ:
Мне вообще работа не особенно приносит удовольствие. (Cмеется.) Мне нравится почивать на лаврах. Это единственное, что я по-настоящему люблю в том колесе, в котором бегу как хомяк. Говорят ведь: «Хомяк сдох, а колесо еще крутится». Но я пока бегу. И не надо забывать, что, когда я работаю ведущим, в правом верхнем углу экрана горит цифра «1». А у многих моих коллег там горит слово «жопа». Такие вещи, конечно, льют бальзам на мельницу моего тщеславия.

КРЫЖОВНИКОВ:
А вы, Дмитрий, тщеславный человек?

НАГИЕВ:
Все актеры такие. Как бы артист ни твердил, что пришел в профессию, чтобы нести людям разумное, доброе, вечное, — лицемерие это все.

КРЫЖОВНИКОВ:
Хорошо, а чего вам в профессии не хватает?

НАГИЕВ:
Недавно актер, которого пригласили из Голливуда сниматься в одном малобюджетном проекте с моим участием, сказал мне, сколько бы такой проект стоил на Западе. Это совершенно несопоставимые деньги, трудозатраты, технологии и возможности. И хочется уже, чтобы наша страна вместе со всеми своими профессионалами шагнула в некое светлое будущее.

КРЫЖОВНИКОВ:
Всем бы хотелось. Кстати, я тут вспомнил вдруг один забавный момент — когда признался вам, что выбрал на роль вашей мамы в «Самом лучшем дне» Инну Михайловну Чурикову, вы ответили: «Она не пойдет». Почему?

НАГИЕВ:
Вы лукавите, не мог я так сказать.

КРЫЖОВНИКОВ
: Так как вам в итоге вместе работалось?

НАГИЕВ:
Я получил колоссальное удовольствие. Смотрел, смотрел и насмотреться не мог. Учился. Да, и многое из того, что она делала, я наглейшим образом спёр. И для меня огромная честь, что Инна Михайловна хотя бы знает, как меня зовут. (Cмеется.)

КРЫЖОВНИКОВ:
Как считаете, комедийные роли сложнее драматических?

НАГИЕВ:
Помню, когда мы делали шоу «Осторожно, Задов!», то обнаглели и стали приглашать знаменитых актеров. Кто-то отказывался без объяснения причин, а многие говорили, что просто не потянут, потому что жанр — тяжелейший. Как сделать смешно, не учат нигде, все приходится познавать на личном опыте, на собственных ошибках и неудачах. А вообще, знаете, я, например, мечтаю, чтобы вы вдруг решили снять такое кино. Значит, сначала долго-долго — общий план трав. Потом крупно — мой взгляд со слезой. Потом опять — трава. Долго-долго. И титр: «Когда трава сыграла всё».

КРЫЖОВНИКОВ
(смеется): Посмотрим.

НАГИЕВ:
Я, кстати, и траву могу сыграть. Долго-долго мое шелестение, потом — взгляд главного героя со слезой, и снова я — «шелестю».

КРЫЖОВНИКОВ:
Слишком дорого нам такая травка обойдется. (Смеется.) Дмитрий, а можете назвать артистов, которых вы считаете своими конкурентами?

НАГИЕВ: Ой, это все такая белиберда. Если у кого-то больше хороших работ, надо просто смириться: этот человек действительно лучше тебя. Точка. Хотя, наверное, я так говорю, потому что лучше меня никого нет. (Смеется.) Да, бывает, и я завидую откровенно — знаю, как это надо было сыграть, и, возможно, сделал бы образ лучше, чем тот актер, которому просто больше повезло. Таких примеров — миллиард. Да все практически! Что я тут буду кокетничать? Практически все вокруг — твари бездарные. (Смеется.)
Конечно, я учился на актера и все детство мечтал именно об актерской карьере. Но тут важен шанс. Вот мне, например, выпал шанс сделать драму «Чистилище», и западная пресса написала, что в России появился новый Марлон Брандо. Но потом в стране случился кризис. Дальше был «Город соблазнов», очень крепкий сериал. И опять — кризис. Так и дрейфую.

КРЫЖОВНИКОВ:
Дмитрий, давайте как-то уравновесим тему карьеры вопросами о семье.

НАГИЕВ:
Попробуйте.

Фото: Владимир Васильчиков

КРЫЖОВНИКОВ: Вы женаты?

НАГИЕВ:
Знаете, нет плохих вопросов, есть актеры, которые не могут на них ответить. Так что у вас тут глубоко копнуть не получится. Я имею в виду глубже, чем уже докапывались более именитые ваши коллеги-журналисты. (Крыжовников смеется.) Есть такая заезженная поговорка: «Даже если ты сыт, почему бы все равно не заглянуть в меню?»

КРЫЖОВНИКОВ:
То есть нет у нас с читателями Interview шанса узнать о том, как складывается ваша личная жизнь?

НАГИЕВ:
Я артист и сознательно выбрал себе публичную профессию. Но люди, которые со мной по жизни двигаются, на это не подписывались. Поэтому я стараюсь не выкладывать в инстаграм момент зачатия, например. То немногое, что остается только моим. И чем дальше карабкаюсь, тем меньше остается вот такого «только моего», тем больше я его берегу.

КРЫЖОВНИКОВ:
Ну ясно, чтобы наше интервью состоялось, оно должно было проходить в подвалах инквизиции. Сразу видно — бывалый молчун.

НАГИЕВ:
И обратите внимание, я от вопросов не увиливаю!

КРЫЖОВНИКОВ:
Но вы сейчас в расслабленной обстановке. А мне, как режиссеру, интереснее, как вы себя проявляете в пограничных состояниях, в экстремальных ситуациях. Мейерхольд говорил: «Идешь по улице, увидел драку — остановись, досмотри». Все наше ремесло рождается и складывается из конфликта.

НАГИЕВ:
Инфу на актеров режиссеры обычно перед съемкой копают. А в жизни-то вам это для чего?

КРЫЖОВНИКОВ:
С вами очень интересно разговаривать, но вы, конечно, тертый калач. Поэтому я задаю вам вопросы и невольно в голове собираю по частям, достраиваю ваш образ. Но пока там — туман.

НАГИЕВ: Так я и не склонен...

КРЫЖОВНИКОВ:
...его разгонять. Я понял. (Смеется.)

НАГИЕВ:
Должен появиться режиссер, который его разгонит. Я надеюсь, что все-таки появится тот — может быть, Жора, это будете вы, — кто разгонит его раньше, чем закроют крышку гроба. (Смеется.)

КРЫЖОВНИКОВ:
Не самый лучший финал. Давайте я сейчас выдавлю из себя еще один вопрос.

НАГИЕВ:
Ну давайте.

КРЫЖОВНИКОВ:
Я согласился на всю эту затею с интервью, потому что уверен, что вы, несмотря на успехи и зрительскую любовь, артист недооцененный. А вы почему?

НАГИЕВ:
Мы с вами, Жора, сделали не стыдную картину. А благодаря тому, что мы тут сейчас сидим болтаем, не только моя мама узнает, что наш фильм вообще существует.

КРЫЖОВНИКОВ:
И ваш необъятный талант в «Самом лучшем дне» мы тоже приоткроем.

НАГИЕВ:
Что, прямо весь?

КРЫЖОВНИКОВ:
Не-ет, одной картиной весь ваш талант точно не вычерпать. (Смеется.)

ИСТОЧНИК:
Теги:

Возврат к списку


КОММЕНТАРИИ


Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений
 
Кинотранспорт в аренду