«"/
Личный кабинет
Личный кабинет
Ваш логин
Пароль
Забыли пароль?
Войти через аккаунт в соц. сетях
Вы можете завести учетную запись на проекте с помощью вашего аккаунта в социальной сети нажав на иконку ниже.
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Регистрационная информация
Логин (мин. 3 символа)*
Email*
Является логином при входе на сайт
Пароль*
Не менее 6 символов
Подтверждение пароля*
Личная информация
Фамилия*
Имя*
Отчество*
Номер телефона*
Для смс с кодом подтверждения регистрации.
Указывать в формате +79991112233

*Поля, обязательные для заполнения.

EN ES CH
Сдавай всё для нужд кино! 
Квартиры, дома и офисы - в почасовую аренду
без покидания территории! 

Кира Найтли: «Моя работа не в том, чтобы быть красивой на экране». (ИНТЕРВЬЮ)




Одна из самых востребованных актрис современного кино Кира Найтли на фестивале в Торонто блистала в двух ролях – «Детка» (реж. Линн Шелтон) и «Игра в имитацию» (реж. Мортен Тильдум), Variety повезло пообщаться с не только с талантливой актрисой, но с девушкой со стержнем, которая не стесняется иметь собственное мнение.

"Мама с папой не хотели, чтобы я с юных лет снималась"

Торонто это праймерис для Оскара – вы согласны с этим утверждением, бытующим в индустрии? Готовы к Оскару?

Сложно сказать: я всего один раз была на оскаровской церемонии, да и то давно. Там все ощущалось совсем иначе – людей гораздо больше. Для меня главное – просто вкладываться в работу без остатка. Если это принесет награды – что ж, прекрасно. Но само кино, его качество, реакция зрителей – гораздо важнее. Для меня сопереживание людей в зале лучше любых призов.

Вы сами голосуете на Оскаре?

Да! Только в прошлом году мне почему-то не прислали эту дурацкую анкету, и проголосовать не удалось. А так – да.

Вы стали бы голосовать сама за себя?

Ну что вы, конечно нет! Странно было бы так делать.

Что скажете о шансах «Детки»?

Сложно сказать. Для меня режиссер картины Линн Шелтон очень, очень особенный человек. Просто поразительная! И этот фильм для меня сильно отличался от других – мне кажется, теперь я лучше понимаю таких невротических персонажей, как Меган. Меган – разболтанная, ветренная. Мне было интересно сыграть в натуралистической манере, да еще и американку. К тому же, фильм – романтическая комедия несколько иного толка, чем те, в которых я уже снималась. А Сэм Рокуэлл, мой партнер по фильму – один из самых моих любимых актеров. Можно сказать, что я согласилась сниматься в основном из-за него: мне хотелось посмотреть, как он работает. И не прогадала, быть с ним на одной съемочной площадке – сплошное удовольствие! Призы все это вторично.

С кем бы еще вам хотелось сниматься?

Сейчас меня интересуют другие актрисы скорее, чем актеры: Кирстен Данст – потрясающая, Скарлетт Йоханссон – волшебная, Натали Портман – удивительная. Оказаться с ними в одном фильме не так-то легко, но я бы очень хотела.

Вы же снимались с Натали Портман в «Звездных войнах»?


Но мне тогда было только 12. Да мы и не работали вместе, я в основном стояла на заднем плане.Я же была ее двойником.

А Меган чем-то похожа на вас?

В чем то да. В «Детке» интереснее всего сама идея кризиса среднего возраста: считается, что человек уже вырос, сделал нужный выбор, понял, кем он станет. Но на самом деле ей уже почти 30, но она не понимает, чем ей заняться, кем быть, с кем и зачем. Абсолютно все, независимо от возраста, сталкивались с такой ситуацией. Люди вообще все похожи. И постоянно испытывают муки выбора.

А вы в какой момент осознали, что стали взрослой?


Не знаю. Не уверена, что со мной вообще такое было. То есть, я, конечно, взрослая, но не понимаю, когда это произошло.

Меган боится возраста, а вы?

Я об этом не думаю, а насчет Меган это не правда. Она сорвалась с катушек не из-за возраста, а из-за того, что не понимала, как быть дальше, ей казалось, что все идет не так. Возраст тут не главное!

Думаете, она и в 16 лет повела бы себя так же?

Конечно! Есть масса фильмов о 16-летних подростках, которые не знают, чем заняться в жизни. И множество фильмов о кризисе середины жизни, между 35 и 50 годами. Да и о 60-летних снято немало. Кризисы с людьми происходят постоянно, в любом возрасте.

Правильно ли быть актрисой с детства? Разрешите ли вы вашим собственным детям сниматься в кино?

Не думаю. Но мои мама с папой тоже не хотели, чтобы я с юных лет снималась. Просто я совершенно отказывалась читать, и когда мне исполнилось шесть, в школе родителям сказали, что нужно придумать какой-то способ, какую-то морковку, которую можно было бы держать у меня перед носом, чтобы я больше старалась. Директор спросил: о чем она мечтает? Мама ответила: она хочет быть актрисой, чтобы у нее был агент, но мы против. А директор предложил сделать из этого стимул для самосовершенствования, чтобы я начала лучше учиться. Между прочим, подействовало. Сначала мне разрешали сниматься только во время летних каникул, и только если оценки улучшались или хотя бы оставались на прежнем уровне. Если баллы падали – никакого кино! Так что я старалась – в полной уверенности, что в какой-то момент мне надоест, и я вырасту из этого. Но, как видите, этого не произошло.

"Женщинам еще далеко до полного равенства"

В «Игре в имитацию» вы сыграли женщину-криптографа, которая должна пожертвовать многим, чтобы получить работу, которая в те годы доставалась только мужчинам. Вам приходилось чем-то жертвовать, чтобы добиться роли, например?

Я хотела бы ответить утвердительно – это прозвучало бы более драматично. Но нет. Такого не было. Феминизм проделал большой путь с 40-х, 50-х годов. Но мне было интересно вникнуть в проблему моей героини, которая актуальна и сегодня. Вообще-то женщины по сей день продолжают бороться за свое место под солнцем: равные карьерные возможности и равную оплату труда. Даже когда моя героиня в «Игре» Джоан Кларк получила работу на секретном проекте, ей платили много меньше, чем коллегам-мужчинам. Картина актуальна сегодня и тем, что ведет разговор о предрассудках в отношении целых групп людей, будь то женщины, или геи, как главный герой фильма – глава проекта, герой войны Алан Тьюринг, которого играет Бенедикт Камбербэтч.

Когда превалируют предрассудки, общество теряет самые яркие умы – просто потому, что эти люди выглядят иначе, другого пола, другой расы, другой религии или ориентации. И повторю еще раз: при всем нашем нынешнем прогрессе женщинам еще далеко до полного равенства.

Во время перерывов между съемками как вы сохраняете или тренириуете свое профессиональное мастерство?

Смотрю множество фильмов. Но не потому, что хочу кого-то копировать. Просто мне интересно, что другие актеры делают, какие роли выбирают. Я люблю кино и люблю смотреть на других людей на экране. И еще я запоем читаю. Но это скорее побочные практики, потому что актерские навыки можно по-настоящему совершенствовать только во время работы. Учиться на прежнем опыте, учиться у людей, с которыми работаешь. Смотреть на результаты чужого труда увлекательно, но мало что дает в практическом плане. Другое дело собственная работа на площадке, контакты с партнерами во время репетиций. К сожалению, кино – не театр, где долго репетируют, а потом из дня в день повторяют удачно найденный рисунок роли. В кино две недели репетиций – это максимум. И то, если повезет.

Вы играете в блокбастерах, серьезных студийных фильмах и независимом кино. По какому принципу вы выбираете роли: фильм для денег, три для души?

Наверное, мне надо больше сниматься в зрелищных кассовых фильмах. По крайней мере, с деловой, финансовой точки зрения. Если у тебя есть деловая хватка, ты снимаешься в блокбастерах, которые нравятся публике, и из раза в раз копируешь собственный полюбившийся зрителям образ – разве что внося в него небольшие изменения. Но это не по мне. Не это привлекает меня в актерской игре. Быть актером это значит видеть мир глазами персонажей, понимать его через других людей. Я не самый сострадательный человек на свете. Но моя работа требует сострадания, и для меня важно быть открытой к чужим переживаниям и опыту, когда я снимаюсь. Кино как раз прививает нам понимание того, насколько мы все разные. Моя работа состоит не в том, чтобы быть красивой на экране. Я всегда заставляю себя поднапрячься, пойти дальше требуемого. Сейчас, когда студии практически не выпускают драматических фильмов, самое время искать удовлетворения в независимом кино. А драма – именно то, что меня всегда вдохновляло. Я любила драму с юности и росла на образцах хорошей драматургии, а не на блокбастерах. Я не хочу сказать, что совсем не получала удовольствия от зрелищногокино – неплохо сидеть в зале, жевать попкорн и на время отключить мозг. Но серьезные драматические фильмы побуждают общество к дискуссии о предрассудках – какими бы они ни были. И настоящая креативность теперь переселилась в мир независимого кино.

И все же, если на горизонте появится любопытная роль в блокбастере, вы не откажетесь?

Честно говоря, не могу представить себя еще в одном фильме о пиратах. Это было замечательное время, но я чувствую, что во мне нет места для еще одного такого приключения. Мне кажется, сейчас я нахожусь на такой стадии личностного развития, что мне хочется исследовать серьезные чувства и мысли. Я чувствую, что могу залезть под кожу сложным людям. Хотя это не значит, что если объявится интересный голливудский блокбастер, то я обязательно откажусь!

"Каждый, кто говорит, что не хочет добиться известности благодаря своей профессии – лжет!"


Что для вас значит известность?

Не буду лукавить: я всегда хотела преуспеть в жизни, и моей страстью всегда было кино. Каждый, кто говорит, что не хочет добиться известности благодаря своей профессии – лжет! Я хочу быть на высоте, показывая высокий актерский класс в самых хороших фильмах. Но слава – совсем другое дело. Положа руку на сердце: если бы я могла быть профессиональной актрисой и при этом совершенно неизвестной, я бы тоже была счастлива. Я люблю свою работу. Конечно, как у всякой работы, у нее есть свои негативные стороны. Но до тех пор, пока я буду любить свое дело, я буду смиряться с оборотной стороной славы. А если она мне надоест, займусь чем-то другим.

Почему вы так много снимаетесь именно в костюмных фильмах? Современность вас не очень волнует?

Я сама постоянно спрашиваю себя – почему? Когда я была помоложе, я даже злилась на себя за это. Я думала, что снимаясь в таком количестве исторических фильмов, я делаю что-то неправильное. Но потом успокоилась - очевидно, таков мой вкус. Меня тянет к истории, я чувствую с ней какую-то связь. Я обожаю читать исторические романы и смотреть фильмы и спектакли такого рода. Полагаю, что это связано с аспектом моей фантазии. Когда вы перемещаетесь во времени во время акта искусства, вы даже не замечаете, что оставляете позади самое себя, свой образ жизни, свою ситуацию в этой жизни. Вы полностью погружаетесь в мир других людей, других чувств. Как драматический прием это работает безотказно. Исторический ли это фильм или научная фантастика – оба эти жанра позволяют мне погрузиться в мир фантазии, что меня и привлекает.

Вы много играли русских героинь: Лару в британской телеверсии «Доктора Живаго», русскую пациентку доктора Фрейда в «Опасном методе», Анну Каренину в фильме Джо Райта. Вы интересуетесь русской культурой?

Когда я играла Лару в «Докторе Живаго», мне было 16 лет, я только-только прочла роман. И теперь уже не помню, что я из него вынесла. А когда снималась в роли Сабины Шпильрейн в «Опасном методе», я больше изучала психологию, нежели русскую историю. У меня практически не было времени на подготовку, а книги были такие толстые! Зато с «Анной Карениной» я все это проделала. Я вчитывалась в роман, а также проштудировала книгу Орландо Файджеса «Танец Наташи», посвященную культуре России. Оттуда я почерпнула много любопытных сведений о жизни русской аристократии 18-19 веков. Но с моей стороны было бы опрометчиво проецировать это знание на сегодняшнюю Россию.

Кого из исторических личностей вы бы хотели сыграть?


Жозефину, жену Наполеона Бонапарта.

Что это значит - быть Кирой Найтли, актрисой с. миллионов фанатов, которые смотрят кино только потому, что вы в нем играете?

Конечно, это приятно. Я всегда очень серьезно относилась к работе, вкладывалась по максимуму в каждую роль, от первой до последней. У меня не всегда получается, но не потому, что я не старалась. Я всегда очень четко проводила свою линию – бралась только за те проекты, которые казались мне интересными, или забавными, или примечательными.

Многие люди не только оценивают вашу работу, но и стараются брать с вас пример.


С актеров не следует брать пример – это просто смешно! И я всегда очень четко проговаривала, что я не собираюсь превращаться в чью-то ролевую модель. Ошибаться свойственно всем людям, в том числе и актерам.

А в детстве ролевые модели были?


Нужно опасаться лже-идолов. Одно дело, когда ты хочешь стать актрисой и понимаешь, что тебе нравится, как строилась чья-то карьера. Тут можно задуматься, как нужно работать, чтобы добиться таких результатов. Я тоже на кого-то ориентировалась, и это не всегда помогало, хотя порой бывало и полезно. Но на личном уровне важно осознать, что ты, как и любой другой человек, можешь ошибаться, и не обязан соответствовать идеалу. Иначе получится одна большая ложь.

И на кого вы ориентировались, когда решали, как выстроить карьеру?


Знаете, мне не нужна ничья карьера, кроме собственной. Да это и невозможно. У меня единственный критерий: стараться сниматься в хороших фильмах, не терять интереса к ролям и профессионально расти – блюсти собственные интересы и никому не подражать.

ИСТОЧНИК
Теги: кино, звезда, персона, красота, Кира Найтли, экране, Голивуд

Возврат к списку


Кинотранспорт в аренду