Личный кабинет

Интервью с Рид Морано - женщина в профессии Оператор-постановщик. “Сейчас хорошее время, чтобы быть женщиной-режиссёром”

15.02.2016 10:49
[IMG ID=1939]
Фотографии: Пол Саркис
“Она могла бы быть президентом Соединённых Штатов”, – говорит режиссёр Рид Морано, имея в виду Оливию Уайлд, во время нашего разговора в Skype в выходные. Завершённый режиссёрский дебют Морано (ранее работавшей оператором) “Луговая страна”, который отнял много времени и сил, – её первый опыт сотрудничества с Уайлд, играющей главную роль (а также продюсирующей ленту), и, судя по фильму, не станет последним.
Разговорчивая, энергичная и позитивная, Морано с любовью рассказывает о “Луговой стране” – душераздирающей истории о скорби, в которой снялись Уайлд и Люк Уилсон, играющие супружескую пару, потерявшую сына в начале фильма. Добавив этот яркий и убедительный фильм в растущий список собственных достижений, девушка-оператор-постановщик, фильмы которой регулярно участвуют в фестивале “Сандэнс”, уже имеет привлекательное и внушительное резюме. Она также сумела найти свой путь к славе в индустрии, преимущественно занятой мужчинами, работая оператором на таких обласканных критиками фильмах, как“Замёрзшая река”, “Ради Элен”, “Близнецы” и “Убей своих любимых”.
Член Американского общества операторов – ей оказана “большой честь” – Морано – одна из всего лишь 14 женщин в этой закрытой организации; также в этой небольшой группе – Шэрон Кэлахан (“В поисках Немо”), Эллен Кёрас (“Вечное сияние чистого разума”) и Мэнди Уокер (“Красная шапочка”). (Для сравнения, количество членов-мужчин – около 300). То, что Морано дебютировала в режиссуре, к тому же одновременно став оператором фильма, делает её опыт ещё более исключительным и переводит её в категорию ещё более редких талантов.
Рид Морано уверена, что в скором времени отпадёт необходимость уточнять “женщина” перед названием профессии, хотя она понимает уже необходимость в этом сейчас.
Ниже приведён наш отредактированный разговор в чате, во время которого мы погрузились в обсуждение “Луговой страны”, над которой Рид впервые работала и как оператор, и как режиссёр, а также обсудили её взгляды и надежды касательно индустрии в целом.
Томрис Лаффли: Что побудило вас дебютировать в режиссуре именно этой историей о скорбящей паре?
Рид Морано: Как оператора, меня всегда привлекали истории, у которых есть потенциал изложения всего в нескольких словах. Когда я читала “Луговую страну”, я видела в ней потенциал очень душевной, тихой истории, которая может быть мощной и эмоциональной, но также и тревожной и мрачной. Есть сцена, в которой Сара находит печенье на заднем сиденье машины. Когда я прочла её, эта сцена просто уничтожила меня.
Кажется, что Сара (Уайлд) и Фил (Уилсон) застряли в неизвестном пограничном состоянии. Что они точно знают – их ребёнок погиб, а они – нет. В этом и заключается мрачность и кошмар фильма.
Хорошо, что вы такая наблюдательная. Я пыталась создать ощущение этого временного периода; с момента, как в твоей жизни случается что-то, что переворачивает твой мир вверх тормашками, пока ты сама не примешь, что это теперь – твоя жизнь. Мой отец скончался, когда мне было 18, и на тот момент это было самое тяжёлое испытание в моей жизни. Несколько следующих лет чувствовала, как будто нахожусь в странном мечтательном состоянии. Всегда хотела рассказать людям, что чувствую так, как будто живу в сумеречной зоне. Я пыталась передать свои знания в этой истории и создать мрачную среду галлюцинаций.
Вы держали в уме другой материал этой тематики, и были ли фильмы /истории, от которых вы хотели дистанцироваться? Я подумала о ленте “Без следа” и более поздней “Кроличьей норе”.
Я старалась особенно держать подальше от “Кроличьей норы”, потому что я хотела сделать что-то новое, стараясь проникнуть в более глубокие дебри психики. Я хотела, чтобы зритель почувствовал себя запертым внутри 4 стен вместе с персонажами. Многие люди, посмотревшие картину, сказали мне, что она напомнила им “Исчезновение”, голландский фильм 1988-го года. Также был фильм, который вдохновил меня, особенно на этапе монтирования итоговой версии фильма – это был “Реквием по мечте”.
Что возвращает нас к галлюцинациям и атмосфере кошмара.
Да. Мне очень нравится это кино, и в то же время я ненавижу его смотреть.
Расскажите нам, как вы подбирали визуальный язык своих фильмов.
Что касается операторской работы, мои первые впечатления всегда основываются на сценарии. В некоторых сценариях скрываются подсказки. Когда читала сценарий “Близнецов” в первый раз, первое, что всплыло у меня в голове: “Любовь, сбивающая с ног”. Это очень странная, причудливая, немного мрачная история, но также и смешная. Во многих случаях внешний вид фильма наполняется тем, что заготовил режиссёр; большинство режиссёров держат в уме визуальный стиль, который хотят воплотить. Что мне нравится, так это приходить на первую встречу, уже предположив, что выйдет в итоге. Чувствую, что я почти могу попробовать физически соединиться с ними, чтобы узнать, что они могут захотеть сделать. И конечно, стараюсь внести что-то своё. Так сказать, тоже хочу добавить свои специи в общий суп.
В “Луговой стране” вы пытаетесь усидеть на двух стульях сразу – и режиссёр, и оператор.
Я получила всё, на что надеялась. Работа за камерой и режиссерская работа соединились безболезненно. Никогда не чувствовала, что работа оператором как-то отвлекает меня от истории. И думаю, это из-за стиля фильма. В этом фильме не столь важен стиль, он не фокусируется на визуальных средствах. Это не кино вроде “Сексуальной твари”, которая мне нравится, – когда выбирается специальная камера, и она творит сумасшедшие вещи. Думаю, причина тому, что работа камеры находится в тесном взаимодействии с рассказыванием истории – то, что камера – это мой инструмент, при помощи которого я рассказываю истории, словно документалист. Я готовлюсь к съёмке, готовлюсь особенно, заранее, зная, что на съёмочной площадке у меня будет полная свобода в расположении камеры, я не привязана к монтажному листу и просто работаю так, как договорилась с актёрами, ну типа, вот сейчас сделаем то-то и то-то.
Как вы искали людей для этого проекта? Хотя вы очень известны как оператор, это ваш режиссёрский дебют. И первый сценарий для Криса Росси. К тому же, центральным в фильме становится взгляд со стороны героини Оливии Уайлд, что нетипично.
Отличный вопрос. Что интересно, в оригинальном сценарии муж вообще находится где-то на втором-третьем плане. Я почувствовала, что для создания объёмной истории нам нужно хорошо узнать и его. Может случиться такое, что два человека понесли одну и ту же потерю, но испытывают совершенно разные чувства. Но не буду отрицать, “Луговая страна” – это история Сары. Так что да, испытываешь трудности, впервые выступая одновременно в качестве режиссера, сценариста и женщины-режиссёра. Жаль, что приходится уточнять последнее, но что поделаешь.
Да. Вы бы, может, и не хотели уточнять, но статистика вынуждает.
Да, всё так. Меня действительно бесит необходимость такого уточнения, потому что это сразу переводит меня на другой уровень, словно делает неполноценной.
То есть вам как бы говорят: “играйте в своей песочнице”.
Уточнение необходимо ещё из-за того, что производство фильма затруднялось тем фактом, что режиссёр – женщина, да ещё и главный персонаж – женщина. Даже учитывая наличие такой звезды, как Оливия в главной роли, давайте будет честны. Наконец, мы нашли спонсора, – канадскую компанию “Bron”. Они сразу решили все вопросы относительно того, как и что делать, и я была очень благодарна за то, что они разглядели ценность фильма и не сказали: “Эй, это мрачная тревожная тема, на такой фильм никто не пойдёт”. Их не отпугнули [женщина в главной роли и женщина-дебютант-режиссёр].
Оливия была тоже очень полезна в качестве продюсера, так как очень умная женщина. Не сомневаемся, что вполне могла бы стать президентом США. Она политик в хорошем смысле этого слова. Видит все стороны проблемы, и потом говорит умные вещи и ищет решение в очень дипломатичном ключе. Я рада, что она помогала мне справляться с проблемами. Она сыграла решающую роль в привлечении “Bron” к финансированию фильма.
[IMG ID=1940]
Оливия Уайлд в “Луговой стране
Похоже, что вы с Оливией хорошо сработались в этот раз. Надеюсь, не последний.
Да, на самом деле, мы постоянно это обсуждаем. Было парочка интервью, в которых нас сравнивали со “Скорсезе и ДиКаприо ” и мы, такие, “да, да, это именно то, о чём мы думаем”.
Мне нравится.
Просто я думаю, что у Оливии огромнейший потенциал. Как говорят, “Луговая страна” – её лучшая роль, и я чувствую, что мы только начинаем раскрывать её талант. Мы активно ищем наш следующий совместный проект. Мы читаем сценарии и пытаемся найти следующее занятие на то время, когда у неё будет перерыв в съёмках “Винила”, сериала от HBO. Я думаю, её талант не от мира сего. Ей просто дают недостаточно возможностей. Возможно, это из-за того, что люди думают: “она такая красивая, так что пусть будет украшением фильма, она не может быть настоящей актрисой”. Но на самом деле, она потрясающе талантливая актриса. Мы должны оставить свои стереотипы в прошлом.
Будучи одной из немногих женщин-членов Американской ассоциации операторов (ААО), как вы думаете, почему операторская работа и режиссура стали настолько мужскими занятиями?
Я думаю, ААО на самом деле отражает реальные числа. Если мыслить в этих категориях, то всего членов ААО около 350. И из 350 женщин – 14. И это, возможно, лучшее соотношение, чем соотношение мужчин-операторов и женщин-операторов в мире вообще. Дело в том, что ААО впускают людей, которые, по их мнению, принадлежат к “клубу”. Причина, почему приняли меня, – я начала делать множество учебных видео по постановке освещения, и они поняли, что я – хороший преподаватель. Они также поняли, что это творчество – моё собственное, и затем взглянули на него под этим углом. Можете также взглянуть на цифры профсоюза. В профсоюзе тоже нет гендерной дискриминации. Думаю, в привлечении новых членов-женщин могут помочь обучающие программы, либо от ААО или от “Local 600”. Но ААО шагает в ногу со временем. Постепенно сюда проникает разнообразие. Настоящая проблема, что касается также и режиссёров, возникает, по-моему, при работе со студиями. Если взять, к примеру, Колина Треворроу, снявшего “Безопасность не гарантируется”
И “Мир Юрского периода”
Все эти ребята сделали только один фильм, а следующий у них – уже стомиллионный блокбастер. Очень круто, что студии верят в молодых режиссёров, но почему они дают эту возможность только мужчинам? Когда “Замёрзшая река” выиграла Гран-при жюри на “Сандэнс”-2008, мне звонили большие лос-анджелесские агентства. И как только я встретилась с их представителями лично, мне больше не звонили. Мне понадобились годы, чтобы понять, в чём дело: на тот момент я была на пятом месяце беременности. Помню вопрос: “Где вы видите себя через 5 лет?” И я ответила: “Ну, буду снимать более крутые фильмы, надеюсь”. И опять со мной обрывали все связи. В следующем году, когда “Замёрзшая река” была номинирована на 7 премий “Независимый дух” и 2 премии “Оскар”, продюсер Хизер Рэй представила меня одной женщине. Тогда я не знала, кто это, но неделю спустя я получила от неё письмо. Теперь она мой агент, Мира Юн. Она была серьёзна. Она не стала спрашивать меня, где я вижу себя через 5 лет. Я просто восхищаюсь ей за то, что она решила связаться со мной.
Если подумать, никто бы не спросил мужчину-оператора — который недавно стал отцом — об этом и не интересовался бы, не помешает ли это его работе.
Большинство людей из Нью-Йорка, связанных с кинобизнесом, которых я знаю, – мамы и папы, они просто выходят на работу по очереди. Так что все – работающие родители, и никто на это не обращает внимания. Мы не застряли в 50-х.
После взлома почтовых серверов Sony возник скандал из-за разницы в зарплатах актёров и актрис, и идёт официальное федеральное расследование о практиках найма и дискриминации в Голливуде. Как вы думаете, увидим ли мы какие-то изменения в ближайшем будущем?
Да. Я уже их вижу. Когда я впервые пришла на день открытых дверей ААО, я ещё училась в колледже. Я была единственной женщиной. Я не увидела других операторов-женщин. Я была слишком напугана, чтобы задать хотя бы один вопрос. Я встретила Конрада Холла, и даже не смогла задать ему технический вопрос. Я просто стояла на заднем плане и смотрела, как парни задавали вопросы, потому что я чувствовала, что могу сказать что-то глупое. Впервые с тех пор я пришла на день открытых дверей ААО только в прошлом году, и помещение было битком набито женщинами. Я бы сказала, что 15 молодых девушек подходили ко мне и говорили, что они либо операторы, либо учатся на оператора, либо режиссёры. Так что я думаю, что лёд тронулся. Я вижу, что два эпизода сериала HBO “Винил”, который я сейчас снимаю как оператор, срежиссированы женщинами. Круто, что были два эпизоды, в которых и режиссёрами, и операторами, и ассистентами режиссёры были женщины. Я вижу так много новых женщин-режиссёров, снимающих фильмы сейчас, и этих фильмов становится всё больше и больше. Я думаю, что всё изменится ещё при нашей жизни, и я настроена оптимистично. Не хочу жаловаться. Хорошо, что этому уделяется внимание, но сейчас женщинам-режиссёрам работается хорошо. Думаю, сейчас люди поняли, что и мы способны на что-то.
“Луговая страна” уже показывалась в кинотеатрах с 23 октября 2015

Возврат к списку


КОММЕНТАРИИ


Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений
 
Кинотранспорт в аренду