«"/
Личный кабинет
Личный кабинет
Ваш логин
Пароль
Забыли пароль?
Войти через аккаунт в соц. сетях
Вы можете завести учетную запись на проекте с помощью вашего аккаунта в социальной сети нажав на иконку ниже.
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Регистрационная информация
Логин (мин. 3 символа)*
Email*
Является логином при входе на сайт
Пароль*
Не менее 6 символов
Подтверждение пароля*
Личная информация
Фамилия*
Имя*
Отчество*
Номер телефона*
Для смс с кодом подтверждения регистрации.
Указывать в формате +79991112233

*Поля, обязательные для заполнения.

EN ES CH
Вакансии, объекты для съемок, форум для работников кино и ТВ находите компоненты кинопроизводства за 5–20 минут

Гордость нации - Made in Britain: Как Маргарет Тэтчер изменила британское кино

15.11.2015 12:12 Новости Кино


Сегодня отпраздновала бы свое 90-летие Маргарет Тэтчер — неумолимая Железная Леди, которая своей цензурой поставила британский кинематограф перед выбором: либо тихо умирать, либо начать снимать что-то абсолютно новое.

1980-е годы — необычная эпоха в истории британского кинематографа. Если сравнивать ее с парой предыдущих десятилетий, то это, определенно, были времена упадка. Маргарет Тэтчер, не слишком жаловавшая кино, умело придушила и так не самую сильную индустрию, значительно снизив господдержку. Под ее же режимом становилось все сложнее снимать реалистические социальные фильмы — всегдашний конек британских режиссеров. Многие классики к тому же давно сбежали на телевидение, в Голливуд или мир иной, и даже Джеймс Бонд чувствовал себя хуже некуда. В итоге 1980-е стали для британского кино годами метаний — стилистических, смысловых и финансовых. Но именно в этой атмосфере кризиса смогло появиться немало важнейших фильмов, персоналий и идей, в дальнейшем повлиявших на кино не только Британии, но и всего мира.



«Голод», Тони Скотт



Питер Гринуэй, будущий автор избыточных барочных фарсов, снял в 1980 году свой первый фильм «Падения» (возможно, лучший в его карьере), в котором уже были отчетливо видны все его излюбленные приемы — едкий юмор, страсть к каталогизации и музыка Майкла Наймана. В дальнейшем, правда, обсессии режиссера не доведут его до добра, а «Падения» останутся одновременно и самым экспериментальным, и в то же время смешным и легким его фильмом.
1980-е в Британии также сложно представить без Дерека Джармена — маргинальной иконы гей-кино, поэта и политического активиста. Помимо своего, возможно, главного фильма («Караваджо»), он снял в эти годы серию поэтических и экспериментальных работ, для одной из которых («Ангельские разговоры») записали саундтрек темные маги из группы Coil. Абстрактность и сильная гомосексуальная составляющая его картин тем временем не мешали Джармену — выходцу из контркультурной среды — быть одним из самых антитэтчеровских, протестных режиссеров.



«Ангельские разговоры», Дерек Джармен



Вообще, отчетливей всего в это десятилетие был виден уход серьезного кино от реализма к абстракции и поэзии. Другой режиссер, нередко исследовавший гей-тематику в своих фильмах, Теренс Дэвис, начал карьеру серией короткометражных биографических фильмов, позднее объединенных в трилогию. Несмотря на то, что его стиль корнями уходит в неореализм, это был пример крайне личного и исповедального кино. В трилогии Дэвис рассказывает о своем детстве, бремени скрытого гомосексуализма и, в конце концов, фантазирует на тему своей старости и смерти.
Социальный реализм меж тем не исчез полностью, а лишь немного замаскировался. Хотя главные авторы направления Кен Лоуч и Алан Кларк работали в основном на ТВ, обратно к кино вернулся Майк Ли и снял в 1980-е пару своих главных комедий реалистического абсурда — «Тем временем» и «Большие надежды» про раздираемые социальными противоречиями классы тэтчеровской Британии. Алан Кларк же наведывался в кино в основном с комедиями (пускай и социальными — «Рита, Сью и Боб тоже!») и лучшие свои фильмы десятилетия снял для телевидения. «Сделано в Британии» — история злого на окружающую реальность скинхеда (дебют молодого Тима Рота), проходящего через жернова системы коррекции. На Кларке выросло почти все новое поколение британских режиссеров (а Дэнни Бойл даже успел поработать вместе с ним над его последним фильмом), но он, к сожалению, остается крайне неизвестен за пределами страны.



«Сделано в Британии», Алан Кларк



Главными эмоциями кино 1980-х, кажется, были ностальгия и разочарование, порой шедшие отдельно друг от друга, порой сливавшиеся в единое целое. Два самых больших интернациональный хита периода — «Ганди» и «Огненные колесницы» — были по сути мелодраматическими эпиками об «империи, которую мы потеряли». Несмотря на заокеанский успех этих фильмов, индустрия смогла по-настоящему подняться с колен только в следующем десятилетии. С другой стороны, в 1980-х появилось как никогда много недорогого тихого кино, лучшее из которого, возможно, снял шотландец Билл Форсайт — будь то смешнейшая coming-of-age лента «Девушка Грегори» или трогательная история о противостоянии жителей шотландской деревушки и американской нефтяной компании в «Местном герое». К сожалению, в конце 1980-х Форсайт тоже подался в Голливуд, но там не снял ничего столь же прекрасного. В целом, самыми успешными британцами в США оказались браться Скотты, но Ридли сбежал туда задолго до 1980-х, а Тони снял в это десятилетие на родине только вампирскую драму «Голод» с Катрин Денев и Сьюзан Сарандон, после чего сразу же выстрелил в Голливуде с «Лучшим стрелком».



«Уитнэйл и я», Брюс Робинсон



Ностальгия и разочарование были также главными эмоциями одной из самых культовых британских комедий десятилетия — «Уитнэйл и я». История про двух безработных актеров, опускающихся по спирали алкогольной депрессии, была одновременно смешной и душераздирающей. Временем действия был конец 1960-х, и герои уже тосковали по ушедшей эпохе безрассудства, но разочарование в фильме явно чувствовалось современное — из 1980-х. Режиссер Брюс Робинсон снял после этого пару неудачных фильмов и надолго ушел из профессии. Лишь в прошлом году он вернулся на экраны с экранизацией «Ромового дневника» Хантера Томпсона, что не удивительно — его «Уитнэйла» все давно считали британской версией «Страха и ненависти в Лас-Вегасе».



«Голод», Тони Скотт



«Уитнэйл и я» (и отчасти проамериканский «Голод») также кажутся одними из немногих фильмов, пытавшихся возродить, что называется, «классность» британского кино в то десятилетие — а по-настоящему классным оно не было со времен свингующего Лондона. Вскоре придут Дэнни Бойл и Гай Ричи и вновь сделают его модным и сексуальным, а Гарри Поттер с Бондом вновь поставят индустрию на ноги. 1980-е между тем останутся странным островком сомнений, но также эпохой смелых экспериментов и одних из самых искренних фильмов. В конце концов, именно в этом десятилетии можно отчетливей всего разглядеть все то, что мы видим в британском кино сегодня. Без «Огненных колесниц», возможно, не было бы оскароносного «Король говорит!». Без экспериментов Джармена и Алана Кларка не появились бы Стив Маккуин и Андреа Арнольд, раздвигающие узкие границы реализма визуальной поэзией. Несмотря на все трудности, именно благодаря 1980-м британское кино смогло расцвести каким-то новым цветом и даже породить вполне нежный байопик «Железная леди» об одном из своих главных врагов — Маргарет Тэтчер. Ведь в чем-то это и ее заслуга тоже.
Текст: Василий Миловидов

Источник
Теги: Made in Britain, Маргарет Тэтчер, британское кино

Возврат к списку


КОММЕНТАРИИ


Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений
 
Кинотранспорт в аренду