Личный кабинет

Cандэнс 2020

06.02.2020 12:00









Сандэнс 2020: Враги государства

В Парк-Сити : кинофестиваль Сандэнс. 

В его программах показали два важных для России фильма - драму «Железная кора» Доминика Кука о Гревилле Винне и Олеге Пеньковском с Бенедиктом Камбербэтчем и Мерабом Нинидзе в ролях и «Добро пожаловать в Чечню», документальный триллер о том, как правозащитники эвакуируют из этой российской республики членов ЛГБТ+ сообщества. 

Шпионские игры

Фильм Ironbark («Железная кора»), показанный в программе «Премьеры», основан на истории Олега Пеньковского. Полковник ГРУ Пеньковский в начале 60-х стал работать на западные разведки, получив кодовое имя Ironbark. По мнению многих аналитиков он был самым результативным агентом иностранных спецслужб в СССР, сыграл колоссальную роль в разрешении Карибского кризиса, даже спас мир. Российская официальная версия с этими тезисами расходится (особого урона не нанес, мир не спасал, но конечно же предатель). Он был разоблачен и по решению суда приговорен к смертной казни. Есть версия людоедская: его сожгли живьем, снимая весь процесс, чтоб потом показывать пленку будущим поколениям советских агентов, «в назидание». А также конспирологическая: на самом деле он был патриотом и двойным агентом, дезинформировал Запад и после суда благополучно продолжил жить под другим именем и с измененной внешностью.

«Железная кора» концентрируется на отношениях Пеньковского и его британского связного Гревилла Винна. В роли Пеньковского Мераб Нинидзе, в роли его жены — Мария Миронова, будущего шефа советской контрразведки Олега Грибанова играет Кирилл Пирогов, Никиту Хрущева — Владимир Чуприков, и вообще фильм наполовину на русском языке. Но на первом плане все же близкий британцам Винн (Камбербэтч), в кадре он впечатляюще трансформировался из мелкотравчатого джеймса бонда в человека, осознавшего серьезность ситуации и едва не лишившегося жизни. В общем, англоязычная критика уже оценивает перспективы Камбербэтча на следующий наградной сезон.

В смысле исторической достоверности фильм Доминика Кука, мягко говоря, небезупречен. В первой части показан драматичный расстрел другого шпиона, Петра Попова, на глазах у сотрудников советских спецслужб. Это скорее эхо версии о казни самого Пеньковского, чем реальная история — казненных предателей даже хоронили в тайных местах. И Винн, по некоторым данным, не был таким уж девственным в плане работы на разведку, почти продавцом пылесосов, каким он порой выглядит в кадре. Есть и другие сомнительные детали. Реальные исторические личности не то чтобы проходят по краю повествования, но не очевиден их масштаб. Это касается и Грибанова, и «Дики» Фрэнкса (Энгус Райт), будущего шефа MI6.

кадр из фильма Ironbark

Фильм неровный и в художественном смысле. Он начинается чуть ли не как авантюрный роман, бодро, иронично (Камберэтч жует свои усы, танцует твист и в целом залихватски передвигается в кадре). А потом вдруг превращается в масштабную трагедию человека, который согласился поиграть в игры со спецслужбами и попал под раздачу.

Мы не знаем всей правды, важных деталей истории Пеньковского, многое до сих пор засекречено, а имеющиеся источники разными сторонами считаются сомнительными. При таком раскладе трудно ждать исторически достоверного проекта о тех событиях. Но как кино о сравнительно маленьких людях, отчаянно боявшихся, но делавших то, что задумали, внезапно похожих и сдружившихся — в этом смысле «Железная кора» работает.

Временами она говорит не только о реальных личностях эпохи Карибского кризиса, но и о современности. Ну или реальность нынче похожая — тут возможны трактовки. Во время премьеры в тот момент, когда в кадре размышляют о том, как пугает непредсказуемый и хаотичный Хрущев, от которого можно ждать чего угодно, американская публика грустно хохотнула, вспомнив собственного действующего президента. Когда парочка из американской и британской разведок садится перед простым лондонским бизнесменом и, честно и строго глядя ему в глаза, делает предложение, от которого тот не сможет отказаться — это вполне актуальная и сегодня история о том, что нет абсолютной свободы от спецслужб ни в одной стране мира. И они не скажут своим «штатским» помощникам всей правды о реальном положении дел. 

Выжившие

Документальный фильм Welcome to Chechnya («Добро пожаловать в Чечню») участвует в конкурсной программе US Documentary. Это фильм производства HBO Documentary Films, его режиссер — Дэвид Франс («Как пережить чуму», номинация на «Оскар» в категории «лучший документальный фильм»). Кино о людях, которые никого не предавали, ничего противозаконного не делали и не были осуждены судом, но их преследуют, и большинство их боится даже открыто говорить об этом преследовании.

В 2017г. в Чечне в ходе антинаркотического рейда у одного из задержанных в мобильном телефоне нашли гей-фото. Правоохранительные органы задержанного допросили с пристрастием (назовем это так) на предмет его ориентации, стали искать людей из ЛГБТ+ сферы в списке его контактов в телефоне, а потом по цепочке — в списке контактов всё новых и новых задержанных. История попала в СМИ, писали о пытках и фактически о чистке в республике, о секретных тюрьмах. Официальная Чечня отрицает и чистки и само наличие у себя геев.

Фильм Франса — об активистах, которые фактически организовали подпольную эвакуацию из Чечни тех, кого там как бы нет. Информация об активистах распространилась в сообществе, к ним обращались и парни, и девушки, были и дети высокопоставленных родителей. То, как показан в фильме их вывоз сначала из Чечни, а потом уже и из России вообще — это настоящий триллер. Девушек вывозить труднее, им в одиночку, без родственников, в тех местах сложнее передвигаться. Уже в Москве или в Санкт-Петербурге они жили в специальных убежищах, в ожидании виз и отъезда из страны. В убежищах они меняли свои имена, иногда приходилось срочно менять дислокацию, когда на след сбежавших выходили их родственники. В кадре всем этим ребятам изменили голос и лица, и это отдельная прекрасная история о том, как применили в документалистике до сих пор не использовавшуюся тут технологию VFX. То, что зритель увидит в кадре — лица реальных людей, добровольцев, «давших» свою внешность специально для «Добро пожаловать в Чечню», их лица оцифровали и совместили с лицами героев фильма. В какой-то момент с одного из них сползает это цифровое лицо — он принял решение открыть свое имя и потребовать расследования от себя, как от пострадавшего.

кадр из фильма Welcome to Chechnya

Можно посетовать на то, на что обычно сетуют в таких случаях в документалистике. Это кино смотреть тем более непросто, что там есть оказавшиеся в распоряжении съемочной группы кадры реальных избиений, насилия и даже убийства людей, а это самый простой способ эмоционально воздействовать на зрителя. Можно, но не очень хочется, потому что как иначе о таком рассказывать. Куда важнее сам предмет исследования и ситуация, которую авторы пытаются осмыслить. Как и любой большой фильм, «Добро пожаловать в Чечню» смотрит дальше судеб конкретных пострадавших. Первое, очевидное и нерешаемое. Активисты спасают людей, помогают им бежать, но понимают, что надо не бежать, а действовать открыто, подавать заявления в органы, требовать расследований. Как склонить человека на такой риск, имеют ли они право требовать от жертв такой смелости? Второе, касающееся уже любого активистского движения. Речь ведь не только о пострадавших, но и о тех, кто им помогает. Они не могут заниматься этим постоянно, и не должны, иначе просто сгорят. Необходима преемственность, одни должны уходит, а на их место — приходить другие. Иначе правозащитному движению не выжить.

Фильм «Добро пожаловать в Чечню» после Сандэнса будет показан на Берлинале, летом он выйдет на HBO. О его прокатной судьбе в России пока не известно.





Автор:
Марина Латышева







Источник


Возврат к списку


КОММЕНТАРИИ


Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений