«"/
Личный кабинет
Личный кабинет
Ваш логин
Пароль
Забыли пароль?
Войти через аккаунт в соц. сетях
Вы можете завести учетную запись на проекте с помощью вашего аккаунта в социальной сети нажав на иконку ниже.
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Регистрационная информация
Логин (мин. 3 символа)*
Email*
Является логином при входе на сайт
Пароль*
Не менее 6 символов
Подтверждение пароля*
Личная информация
Фамилия*
Имя*
Отчество*
Номер телефона*
Для смс с кодом подтверждения регистрации.
Указывать в формате +79991112233

*Поля, обязательные для заполнения.

EN ES CH
Сдавай всё для нужд кино! 
Квартиры, Дома и офисы - в почасовую аренду
без покидания территории! 

Анна Кеворкова: «Работа кастинг-директора – сродни режиссерской»


Анна Кеворкова – человек в российском кинематографе известный.
Она успешный кастинг-директор, а также руководитель актерского агентства (вместе с Ириной Сойкиной),
поэтому знает актерские надежды и чаяния, что называется, с обеих сторон баррикад.
Мы попросили Анну рассказать о тонкостях профессии кастинг-директора.

Как вы пришли в профессию?

– Пришла совершенно случайно. По образованию я переводчик, окончила институт Мориса Тореза. Сложилось так, что попала работать в театр «Практика» с самого первого сезона. Была ассистентом режиссера, но поскольку там нет постоянной труппы, мне, собственно, и приходилось заниматься артистами, проводить кастинги для театральных постановок. Параллельно с театром у нашего руководителя Эдуарда Боякова шли тогда съемки, вместе с Павлом Руминовым они делали фильм «Мертвые дочери». Мы тогда все – и театралы, и киношники – сидели в подвале Трехпрудного переулка, все перезнакомились и подружились. Там я познакомилась с Асей Ениной и ее актерами, узнала, что такое актерское агентство (Ася делала кастинг для «Мертвых дочерей», и она также работает как агент). Прошел год, после закрытия сезона я улетела отдыхать, тут мне звонит второй режиссер и художник Леша Лобанов, который после руминовского фильма пошел работать к Анне Меликян на «Русалку»: «Ты не знаешь, как найти такого-то актёра? А может быть, поработаешь с нами? У нас докастинг некому сделать». И я к ним прилетела. Потом продюсер «Русалки» стал делать «Гитлер капут» и позвал меня делать кастинг – так и пошло…

Кастинг стал основным делом жизни?

– Я все время говорю, что для меня кастинг – это не работа, которая меня содержит. Мне не надо думать «проект закончился, куда бы еще срочно попасть?», потому что у меня параллельно есть агентство, которое является моим основным детищем. И кастинг я делаю только с друзьями, причем за очень умеренную зарплату кастинг-директора. Вот мне интересно с Марюсом Вайсбергом, я с ним делаю все картины, очень рада, что он меня всегда зовет. Я работала с Володей Коттом, Олегом Фоминым, Александром Аравиным – с лучшими нашими режиссерами. Поэтому я благодарна Богу, что у меня есть возможность делать то, что мне интересно. Я могу себе позволить просто помочь, как помогала Сереже Лознице делать фильмы «Счастье мое» и «В тумане» вообще без денег. Я и для французов делала кастинг за очень какие-то смешные деньги.

У вас были международные кастинги?

– Я с французами работала два раза, но отвечала за русских актеров. Первый фильм был про Чернобыль «Земля забвения», главную роль сыграла там Куриленко, одна из девушек Бонда. Там был такой треугольник на фоне Чернобыля, ее мужа, который в картине погибает, играл Емшанов Никита, а ее возлюбленного играл Сережа Стрельников (его в Киеве нашла моя украинская коллега). Потом я работала с другими французами, «Друзья из Франции» назывался этот фильм. Про тусовку студентов-французов, которые под видом туристов приезжают в советское время в Ленинград 80-х годов и помогают евреям, советским гражданам, эмигрировать. Вот такая была история. Мы делали в Москве и в Питере кастинг. Я не видела этот фильм, к сожалению.

Вам важно, чтобы на роль утвердили именно того актера, которого предложили вы?

– Я всегда отстаиваю свое мнение (не потому что оно мое, а потому что я уверена, что мое предложение лучше), очень за это переживаю и, в принципе, я достаточно яростный в этом смысле человек. Могу спорить с режиссером, продюсером. Единственное, с кем ты не можешь спорить – это с руководством телеканала.

Можете в качестве примера назвать кастинг, который считаете своей заслугой?

Я очень люблю свой кастинг в «Шулере», то, что мы делали с Эдуардом Парри для Первого канала. Я обожаю Одессу, и у меня всегда была мечта сделать одесскую историю. И тут мне фартит – моя близкая подруга Таня Хречкова рекомендует меня Эдику для 10-серийного фильма про Одессу. Я была просто счастлива, но всё оказалось не так-то просто. Мы долго искали главного героя, перепробовали всех, но, как ни странно, в итоге его нашли в моем агентстве. Я никогда не выпячиваю своих актеров, не предлагаю их, если не уверена, что они подходят, но и никогда не скрываю, что у меня есть агентство, наоборот, всегда все мои артисты в моих проектах снимаются дешевле. А тут продюсеры сами придумали снимать Антона Феоктистова в главной роли. Еще у меня снималась целая куча неизвестных питерских ребят. Это прямо моя гордость, мое счастье. Это одна команда друзей, я взяла их с одного курса, и они прекрасно сыграли ребят из одесского двора. Маму Антона играла Катя Волкова, казалось бы, она не может играть маму 20-летнего парня, а получилось неплохо, она такая молодая, прекрасная мама. Там было ретро, советская жизнь 80-х, красивая история получилась, и фильм имел хорошие рейтинги.

- Получается, что работа кастинг-директора должна быть по-настоящему творческой?

– Безусловно, ты все время что-то придумываешь, создаешь в своем воображении ансамбль, решаешь психологический кроссворд, это работа, схожая с режиссурой, конечно. Ведь в дословном переводе с английского наша профессия звучит «режиссер по кастингу», но почему-то в русском языке прижилось «кастинг-директор». Это абсолютно режиссерская работа.

Как вы ищете новые лица?

– Хожу много в театр, 4 раза в неделю в Москве и в Питере, смотрю студентов.

В провинцию ездите?

– У меня есть опыт поисков в провинции. Тогда стояла задача сделать базу актеров всей России. Я ездила в Архангельск, в Великий Новгород, в Тверь, в Ярославль. Вот приезжаешь, звонишь в театр, говоришь «я такая-то», идешь туда с камерой, на себе несешь штатив, там начинаешь всех снимать. Какое счастье, что теперь есть Facebook , куда ты пишешь «еду туда-то, коллеги, помогите!» – и все сразу помогают тебе с организацией, ты, как королева, ходишь там по театрам. Но сейчас мое убеждение, что овчинка выделки не стоит. Те актеры, кто поярче и поактивнее, сами уже приехали сюда. Что им там делать? Зарплаты в 5 тысяч рублей. Конечно, там есть возрастные актеры советской школы, умные, породистые, с прекрасной сценической речью. Актеров от 60 лет там можно искать. Я думала из своих заготовок собрать документальный фильм о них, это очень интересно. Но среднее поколение и молодежь – это глубокая печаль, я не понимаю, кого мы будем через 5-7 лет вообще снимать в кино. Кто будет играть 30-летних героев? Каждый раз, когда мне надо сделать кастинг на главного героя мне приходит в голову только Петренко и Пронин. Кого снимать в сериале в роли главного героя?

Неужели в московских театрах нет сильных молодых актеров?

– Во-первых, я считаю, что уровень педагогики стал очень низким, а во-вторых, театр и кино – разные вещи. На сцене за мастерством можно скрыть недостатки фактуры. На экране же нужен красивый, обаятельный герой.

А может быть, актеры просто не умеют подать себя и, приходя на кастинг, не могут использовать эту возможность для того, чтобы раскрыться?

– Есть и такой момент. Многие актеры думают, что достаточно просто прийти – вот я такой талантливый пришел, а вы со мной всё сделайте. Но никто ни с кем ничего не делает, некогда, поэтому жаль, если актер не понимает, что самостоятельная подготовка – часть профессии. Ты должен прочитать сценарий, разобраться в линиях, в «предлагаемых обстоятельствах». Подумай, как ты будешь выглядеть, в чем прийти на кастинг. Ты должен быть сразу «в образе». Понятно, не надо бежать в костюмерку и искать бальное платье со шлейфом, если ты идешь пробоваться на Наташу Ростову, но всё-таки лучше прийти в платье, а не в рваных джинсах и майке. Это ведь совсем простые, очевидные, вещи. То же самое касается лица. Если ты идешь пробоваться на какую-то молодую героиню, не надо делать супер яркий макияж, за которым не видно естественности и юности. Мне ужасно обидно, когда я знаю, что этот актер точно подходит на роль, но его не утвердят, потому что он выглядит неправильно. А перепробовать его мне не дадут, времени нет, и я понимаю, что это выстрел вхолостую. Я стараюсь кому-то что-то сказать накануне, но всех же не обзвонишь... По идее, когда актеры еще учатся в вузе и готовят отрывки, они же работают над персонажем, придумывают себе что-то? То же самое надо делать, когда идешь на кастинг. Обязательно надо знать текст и соответствовать образу. И еще одна просьба к актерам – не опаздывайте на кастинг!

А что, актеры позволяют себе опаздывать?

– Многие. Особенно это неудобно, когда сцены на пробах парные. А некоторые даже не предупреждают, говорят потом – денег нет на телефоне. Классика: когда идет кастинг молодых, мне косяком поступают смс «этот абонент просит позвонить». Он где-то заблудился, а позвонить сам не может – забыл кинуть денег на телефон. Я готова звонить на неизвестные номера, но бывает – я в этот момент провожаю актера к режиссеру или встречаю кого-то и даже не могу отдать свой телефон ассистентке, чтоб она объяснила звонящему, как до нас добраться. Так что, пожалуйста, выходя из дома на кастинг, бросьте хотя бы 50 рублей на телефон, чтобы быть на связи.

На кастинге вы сразу ставите их перед камерой?

– Бывает по-разному, бывает просто знакомство с режиссером, когда приходишь и начинаешь про себя что-то рассказывать. Это тоже искусство – уметь рассказать про себя правильно, чтобы понравиться на ту роль, на которую тебя зовут. И быть одновременно интересным, но ненавязчивым, обаятельным, но не настырным. Этому никто не учит, это надо самому чувствовать.

Ваше знакомство с актером начинается с фотографии, какие к ним требования?

– Ошибок в фотографиях много. Очень мало, кто умеет сделать себе правильное портфолио. У нас вообще отсутствует культура портфолио. У всех актеров ужасные фотографии на Кино-Театр.ру, на РусКино, а это основные ресурсы, которыми все пользуются. Кастинг-директор может расписывать как угодно артиста, после чего продюсер говорит – «ладно, давай посмотрим, где он снимался» – и заходит на эти сайты, а там какая-то кривая фотография из спектакля или фотография семилетней давности. Всё – этот артист даже не доходит до проб. И ты даже не можешь убедить продюсера потратить лишние полчаса на этого человека, потому что о нем уже сформировалось неверное представление.

- А можно на КиноТеатр.ру и на РусКино.ру слать свои фото, они поставят их на сайт?

– Конечно, они всё с удовольствием выставляют. Каждый актер должен следить за своими актуальными фото, потому что он в этом заинтересован.

Получается, у нас низка культура самопредставления?

– Абсолютно. Актеры делятся на две категории. Те, у которых нет фотографий вообще, – это, в основном, неплохие артисты, но вроде как скромные, чего, мол, лишний раз выпячиваться, кому надо, тот меня знает. И те, которые мало интересны, но у них сделана куча фотографий в разных видах – я такой, я сякой, я разэтакий – и это рассылается в диких количествах, что вызывает только раздражение. Они не умеют делать фотографии маленького размера, присылают простыни, которые забивают мне почтовый ящик, а потом весь экран. Почему я должна тратить свое время и извлекать ваше фото из зазипованных файлов? Чем ты меня удивишь на таком фото? Обычно это всё это улетает в корзину. И написать про себя грамотно – мало кто умеет. Я могу сколько угодно ругаться, критиковать, злиться на актеров, но потом я понимаю, что им в вузах не объясняют, как правильно себя предлагать. Может быть, можно сделать какой-то факультатив или хотя бы мастер-класс на эту тему. Лично я готова его проводить.

Вы советовали бы молодым актерам проходить дополнительные тренинги, например, у американских коучей?

–Я отношусь к этому отрицательно, мне кажется, там совсем другая система, и ее освоение не может им помочь проходить здесь кастинги успешно. Наоборот, мне кажется, это дает им неоправданные надежды. Я как профессионал, понимаю, почему не снимают тех или иных хорошо обученных актеров. Они не вписываются в типаж. Они какие-нибудь черненькие, невысокие, черноглазенькие, худоватые, неклассические славяне, полноватые или очень высокие, неклассические герои и героини, так это назовем. В кино мало спроса на такие типажи, в основном им достаются роли второго или третьего плана, эпизоды. А они начинают думать, что что-то не так делают, копят деньги, едут куда-то учиться, приезжают – ну вот, сейчас все пойдет по-другому. А ничего не идет по-другому. Потому что кино – искусство типажное, там нужны яркие индивидуальности, но по формальным признакам: героиня – обязательно стройная красавица, подруга героини – не обязательно красавица, положительный герой – красавец, герой отрицательный – с ярко выраженным отрицательным обаянием, характерная героиня – смешная тетка и т.д. К сожалению, в кино, особенно в телевизионном, мы мыслим довольно клишировано. И это очень жалко, потому что среди ребят с «некиношной» внешностью есть много талантливых артистов.

Кто-то из продюсеров сказал мне, что для актеров существует почти непереходимая граница между телевизионным сериалом и большим кино или, тем паче, арт-хаусом. Что Вы на это скажете?

– Есть такое мнение. Ответ простой, зачем нам идти смотреть Пупкина в кино, если он каждый день в телевизоре? Логика продюсеров понятна, я с ней сталкивалась. Но я не считаю, что существует какой-то тотальнейший запрет. Снимался же Петр Федоров сначала в сериале «Клуб» на MTV, а теперь он звезда в фильмах Бондарчука. Бывает и такое.

Молодому актеру вы бы посоветовали хвататься за любую работу?

–Зависит от артистов. Когда ко мне приходят молодые ребята, я всегда спрашиваю: «Ты пришел зарабатывать деньги или тебе должно быть интересно?» Есть те, кому надо кормить маму, собаку, детей, или просто отдыхать на Мальдивах – тогда мы работаем над тем, чтобы были главные роли в сериалах, росла ставки и так далее. Но если у тебя очень высокая планка и ты не умираешь с голоду, тогда не ходи сниматься во все подряд. Я уважаю и ту позицию, и эту.

Сейчас уже все актеры работают через агентов?

– Нет, есть актеры без агентов, но им тяжелее управляться с делами. Нас, агентов, не так много, и мы друг про друга все знаем. Агенты делятся на тех, кто просто ведут график занятости артиста и решают его денежные дела, есть те, которые способствуют поиску работы, а есть такие, которые и то и другое. Конечно, если у актера всё нормально с работой, не надо ее искать, кто ему мешает между репетицией и съемкой отправить свои документы куда-то на студию? У меня есть актеры, которые сами бухгалтерию свою ведут, платят налоги. А есть те, которые в обморок падают от одного вида конверта из налоговой инспекции. Вот им проще работать через агента.

А вам как кастинг-директору удобно работать с такими большими агентствами, как «Жар-птица», у которых есть современный сайт?

– Это очень удобно, не надо нигде собирать информацию, на сайте всегда есть свежие фотографии, есть контакты, там всегда работает почта. Уверена, что это наиважнейшая часть в деле продвижении актера.


ИСТОЧНИК
Теги: пресса

Возврат к списку


КОММЕНТАРИИ


Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений
 
Кинотранспорт в аренду