Личный кабинет

Нужна ли российским режиссерам монтажа Гильдия? Опрос

27.03.2015 00:55


1 марта в Московской школе кино прошла официальная презентация первой в России Гильдии режиссеров монтажа, которую организует куратор факультета монтажа МШК Сергей Акимов. Мы задали режиссерам монтажа Марии Сергеенковой, Владимиру Зимину, Ольге Гриншпун, Веронике Чибис и Валерию Козлитинову два вопроса — нужна ли российским режиссерам монтажа Гильдия, которую создает Сергей Акимов, и насколько жизнеспособна будет эта организация.

Мария Сергеенкова, режиссер монтажа («Мы из будущего», «Батальон»)
«У нас сейчас уже существует Гильдия кинорежиссеров, куда вхожу и я. Она подчинена Союзу кинематографистов, что дает ей право выдвигать своих людей на участие в его правлении. Таким образом, члены Гильдии кинорежиссеров могут защищать интересы своих коллег и влиять на что-то. Гильдия, которую создает Сергей Акимов, — это точно такое же образование, но оно не имеет никакой силы и не является аналогом профсоюза. Но только профсоюз имеет право действовать на законодательном уровне: к нему могут прислушаться соответствующие органы, которые могут гарантировать повышение ставок и их поддержание, правовые нормы, авторские права и т. д. Никакая гильдия, ни подчиненная Союзу кинематографистов, ни созданная Акимовым, не может этого делать. Она может только высказывать позицию некого большинства, к которому продюсеры будут прислушаться, если им это выгодно.


В противном случае их никто не заставит это делать. Что очень хорошо — Гильдия Сергея Акимова позволит ее участникам решить некоторые проблемы и юридические вопросы. Например, я могу обратиться к юристу на стороне или к юристу в Союз кинематографистов, а могу пойти в Гильдию режиссеров монтажа, если вступлю туда. То же самое касается бухгалтерских вещей, разрешения споров и других гарантий.


Кадр из фильма «Мы из будущего», режиссер монтажа Мария Сергеенкова


Гильдия поможет начинающим войти в профессию и, самое главное, поможет заявить о самом существовании профессии, ведь у нас нет профессионального фестиваля или конкурса, на котором мы могли бы вручать награды коллегам. На „Нике“ вообще не знают, что такое монтаж. До появления приза Ассоциации продюсеров кино и телевидения, который в прошлом году вручили в первый раз, за монтаж давали только „Золотых орлов“. И это несмотря на то, что наша профессия вышла на первый план: большинство выдающихся режиссеров монтажа уже монтируют без режиссеров. Именно они делают так называемые продюсерские или финальные версии.


Почему нас называют именно режиссерами монтажа? Потому что мы больше выступаем как режиссеры, а не монтажеры. Заявить о том, что у нас есть профессиональное сообщество, у которого есть право голоса и некий уровень, который определяется наградами и рекомендациями — это очень большое дело. Другой вопрос в том, когда это произойдет.


Сейчас мне бессмысленно вступать в новообразованную Гильдию: имя у меня уже есть, мне ничего не надо гарантировать, защита моего профессионального уровня мне уже не нужна. У меня ИП, соответственно есть и бухгалтерия, которая его ведет. Так как я член Союза кинематографистов, у меня есть юридическая защита. Кроме того, хотя я могу гарантировать профессионализм любой моей ученицы и ассистентки, потому что я с ними работала и могу назвать их плюсы и минусы, брать на себя ответственность за членов Гильдии я не могу — это слишком большая работа. Это значит, что когда к продюсеру придет член Гильдии, в которой нет меня, Ольги Гриншпун, Ольги Прошкиной и других известных режиссеров монтажа, его профессионализм никто не сможет гарантировать.


Очень хорошо, что Гильдия помогает молодежи высказаться. Акимов заставил ребят смотреть работы друг друга, а это уже большое дело. Молодежь к этому не привыкла, а ведь для того, чтобы вручить самим себе профессиональную премию, нужно посмотреть и проанализировать кучу работ своих коллег и конкурентов. Так что как некое объединение людей одной профессии Гильдия — это очень хорошее начинание. Если Сергей Акимов и дальше будет развивать проект, тогда ему вполне можно будет пойти под крыло Союза кинематографистов и влиять на принятые им решения. Тем не менее, нужно понимать, что эта Гильдия ничего общего с профсоюзом не имеет».

Владимир Зимин, режиссер монтажа («Манекенщица», «Ангел в сердце», «Застава»)
«Мой ответ будет зависеть от отношения к монтажу:
— если человек, как и большинство российских продюсеров судя по теле- и киноконтенту, полагает, что в педагогике, медицине и киномонтаже разбираются все, то Гильдия не то что ему не нужна, но и даже бессмысленна для него;
— если же специалист относится к монтажу как к высокому и редкому Ремеслу, то ему самостоятельная Гильдия монтажеров категорически необходима.

Кадр из сериала «Ангел в сердце», режиссер монтажа Владимир Зимин


Сначала о Ремесле. Этой профессии в Советском Союзе нигде и никогда не учили. Единственная попытка организовать монтажный факультет во ВГИКе была заблокирована в шестидесятых годах С.А.Герасимовым. Мотив — „Лучше мы режиссерам будем курс монтажа читать“. И читали: по Кулешову, Пудовкину, Вертову и Эйзенштейну. Существенное замечание: курс монтажа во ВГИКе для режиссеров- постановщиков, впоследствии ставший известным как „десять принципов комфортного монтажа А.Г.Соколова“, — это киносъемочный ликбез для решения утилитарной задачки — как поставить камеру так, чтобы избежать „геморроя“ в монтажной.

И всё!

Единственный курс режиссеров-монтажа (шесть человек) на Высших сценарно-режиссерских курсах Госкино СССР в 1984-1986 годах был сформирован для решения конкретной цели: официально увеличить стандартизованную, как везде в СССР, заработную плату этим шестерым. Тогда же ввели в обиход бессмысленный термин „режиссер монтажа“. Бессмысленный потому что либо — режиссура, либо — монтаж. Разные профессии и, как следствие, разные способы мышления. Единичные исключения (мои приветы всеохватным Чаплину или Родригесу) только подтверждают правило. Но в конце 1980-х монтажеров было много, а режиссеров монтажа всего шесть. И называться режиссером монтажа было круто.

Постепенно за тридцать лет унылого дрейфа все киношные монтажеры и телевизионные видеоинженеры без различия квалификаций и специализаций стали называть себя режиссерами монтажа. Так, что называется, исторически сложилось. Научиться монтажной профессии в СССР было возможно единственным путем: девочка (мальчику сложнее) приходила „по блату“ (иной маршрут не предусматривался — просто не выпишут пропуска) в монтажный цех любой государственной киностудии на должность „монтажница 7-разряда“.

И училась. Сначала — расписывать пленку по футажам, потом синхронизировать звук и видео, потом сортировать дубли и срезки — не дай Бог что-нибудь потерять. И так много лет, за спиной у мастера. Иногда успевая подглядывать на маленький экран из-за мастерского плеча, что и как там они с режиссером склеивают... Раз в год возможность сдать квалификационный экзамен: „монтажница 6-го разряда“, „монтажница 5-го разряда“, „монтажница 1-го разряда“. Маршрут занимала в среднем от десяти до пятнадцати лет.

И только после сдачи специального квалификационного экзамена монтажница 1- го разряда могла стать монтажером 3-го разряда. Ей еще нужно было принести свой полнометражный „шедевр“ — как и когда ты его сделаешь, никого не интересует. Это постепенное восхождение ко всем тонкостям ремесла очень напоминает описание карьеры в средневековой ремесленной гильдии от „мальчика, взятого на воспитание“ — к „подмастерью“, далее — к „мастеру и члену гильдии“. Только „мастера“ входили в Гильдию (см. учебник „История средних веков“ для 6 класса).


Кадр из сериала «Манекенщица», режиссер монтажа Владимир Зимин


Сегодня технологии изменились. Цифра вытеснила пленку. Компьютер и монтажные программы стали общедоступным, как цифровая фотомыльница. Классных фотографов больше не стало. Как и классных монтажеров. По одной простой причине: время постижения ремесла и овладение профессией неизменно и определено не только талантом, но и человеческой способностью к обучению. Для начального овладения — семь лет вынь да положь.

Как в музыкальной школе. Недавно очень смеялся, прочитав в объявлении: „Срочно требуется режиссер монтажа. Стаж не менее 2-х лет». Это примерно как, если в оркестр „Виртуозы Москвы“ затеет наниматься человек, взявший в руки скрипку два года назад. Скрипач учится инструменту не менее десяти-пятнадцати лет. Балетный учится своему ремеслу столько же. Художник, кузнец, токарь, фрезеровщик, ювелир — столько же. Любое ремесло входит в пальцы не менее десятилетия. Это свойство человека как вида. Киномонтаж — ремесло, которому, в отличие от скрипки, начинают обучаться сознательно и уже во взрослом состоянии.

Помимо природного таланта и в силу позднего начала обучения киномонтаж требует еще колоссальной усидчивости и терпения — называется „железная задница“. Как в любом ремесле. В первые два года только полнометражных фильмов нужно пересмотреть и проанализировать не менее полутора тысяч, а лучше и побольше. С подробным письменным разбором: что, как и для чего сделано. Монтаж первого пленочного 30-секундного упражнения из чужих срезок занял у меня 12 мгновенно пролетевших часов.

Таких заданий необходимо проделать сотни — желательно по каждому просмотренному фильму. Профессиональный монтажер видит в кинозале или экране монитора каждый из 24 (в ТВ — 25) кадров в секунду. Ни хорошо ни плохо: издержки владения профессией. Зато какое наслаждение, забываясь, впадать в волшебство повествования и смотреть на экран абсолютно ребячьими глазами, переставая анализировать „как это сделано“. Это редкость. Такие фильмы- подарки пересматриваю с особым тщанием, по-кадрово. Чтобы знать — как!
Банальность от „Капитана Очевидность“: „кино рождается трижды“:
— рождение сценария;
— подготовка и съемка;
— монтаж. Он еще называется монтажно-тонировочный период. Причем сначала „монтажный“, а всё остальное (звук, цвет, компьютерная графика) уже потом. На каждой из трех стадий будущий фильм может погибнуть. Некачественную драматургию невозможно „вытянуть“ на съемочной площадке.


Кадр из сериала «Забытый», режиссер монтажа Владимир Зимин


Хороший сценарий легко ломается под амбициями любого дурака из съемочной группы. Монтаж может всему этому безобразию предложить красивый фантик — и не более, но может загубить и прекрасный материал. Первые и вторые роды не тема разговора, а вот третьи... Продюсерам и режиссерам-постановщикам, уверенным, что „уж они-то всё умеют лучше всех“, что-либо доказывать бесполезно, пока не поймут:
— что режиссура и монтаж — две разные профессии;
— что не стоит тащить на монтажный стол память о тяжести съемочного процесса;
— что материал сам себя выстраивает по воле непредвзятого мастера;
— что впихивать монтаж в „прокрустово ложе“ сценарно-съемочных идей — значит насиловать его вольное дыхание и сердцебиение; потому что „гладко было на бумаге, но забыли про овраги“;
— и что от мастерства владения ремеслом зависит самое главное — восприятие зрителя, а значит — сарафанное радио и, в конце концов, касса.


Системные изменения сознания произойдут, скорее всего, тогда, когда во ВГИКе, помимо режиссерского, актерского, художественного, кинооператорского, анимации и мультимедиа, сценарно-киноведческого факультетов, факультета продюсерства и экономики, начнет работу самостоятельный факультет монтажа. К такому результату обязательно придем. Именно для этого нужна Гильдия режиссеров монтажа (ГРМ). В старом средневековом понимании термина „Гильдия“. По другому — никак.

Она создается:
— не для защиты интересов профессионалов монтажа перед „злыми» продюсерами. Они не „злые» — они деньги считают, рискуют и, кстати, очень радеют за „результат». Им этот результат по завершению нашей работы еще предстоит продавать;
— и не для выработки ценовой политики, потому что цивилизованный рынок цеховых профессионалов со временем обязательно утрясется и расставит приоритеты;
— и не для уменьшения демпинга со стороны коллег, попавших в трудное материальное положение, но вынужденных кормить семьи;
— не для пенсионного обеспечения, не для медицинской страховки... Это всё — естественные следствия. Гильдия необходима, прежде всего, для выработки критериев качества. Для внутреннего „гамбургского счета“. Для понимания, что есть хорошо, а что — можно сделать и получше. Активные разговоры о необходимости создания профессионального монтажного объединения велись среди коллег с появления первых социальных сетей.

После кучи обещаний, пожеланий и долгого трепа в группе „Монтажеры“, которая состояла более чем из 300 человек, на первую организационную встречу в июле 2007 году пришли двое — я и Александр Хачко. Два года назад, благодаря фейсбучному сообществу „Гильдия режиссеров монтажа“, организованному Юрием Власовым, стали регулярно встречаться более двух десятков человек, но в основном — только поговорить за чаем.
1 марта 2015 года Сергей Акимов и Алексей Бакин собрали более 150 человек, которым и изложили первые тезисы действий будущей организации. С моей точки зрения, это пока единственный реальный шаг к профессиональному объединению. И даже если сегодня эта попытка выглядит „детской песочницей» — ничего страшного. Всё большое и значимое когда-то играло в песочнице. Мне не известны пути развития этого начинания.

Может быть, произойдет внутреннее разделение на телевизионщиков, киношников и рекламщиков. Может быть, оформится расслоение гильдийцев по уровням владения ремеслом. Может быть, со временем, выкристаллизуется внутренний „Совет Гильдии“ из двух- трех десятков признанных сообществом лидеров разных направлений, которые и сформулируют критерии мастерства. Но уже сейчас в фб-сообществе „Гильдия режиссеров монтажа“ Кирилл Арасланов проводит первый внутренний конкурс монтажных работ за 2013-2014 годы.

В выдвижении работ и голосовании принимают участие только активно действующие монтажеры. Результаты — в начале апреля. Да, пока это „междусобойчик“. Да, многие отказались участвовать, а многие даже не знают о возможности участия, потому что сообщество закрытое и желающим вход — только по рекомендации. Но для меня уже то славно, что конкурс проводится. Внутренние конкурсы и есть один из способов формирования критериев мастерства.

А критический разбор конкурса, который надеюсь провести постфактум, — важнейший элемент и моей собственной постоянной учебы.
Гильдия необходима сегодня не для скачка в благополучие людей, зарабатывающих монтажом, и не для благоденствия отдельных выдающихся представителей профессии, а для того, чтобы внутри себя, в среде подмастерьев и мастеров, выработать необходимые критерии качества, поднять значимость монтажного ремесла и наладить постоянную учебу для передачи мастерства дальше во времени.
Потому что мастерство, в отличие от денег и недвижимости, даже завещать не получится».

Ольга Гриншпун, режиссер монтажа («Водитель для Веры», «Изображая жертву»)
«Гильдии существуют по всему миру, и никто на них еще не жаловался. Но мне кажется, что люди, которые реализуют проект, не с того начали. Главная ошибка организаторов в том, что они собрали 250 человек, но ничего особенного не сделав и не предложив.


Кадр из фильма «Водитель для Веры», режиссер монтажа Ольга Гриншпун


Начинать надо с небольшого количества профессионалов и с тех, кто работает в кино, а не в рекламе и на телевидении. Нужно делать все постепенно: основной работой должна заниматься небольшая группа людей, хорошо знающая продюсеров. Должны появиться разные направления, например — монтажеры рекламы или монтажеры телевизионных передач, ведь это разные профессии. Если этим заниматься, то надо общаться с людьми, которые давно на рынке и уже добились чего-то в профессии».

Вероника Чибис, режиссер монтажа («Глухарь», «Одна война»), CEO CHIBIS production, основатель первого тематического коворкинга «Народная монтажная»
«Да, эта Гильдия очень нужна. Внутри нашего узкого круга специалистов уже давно идет речь об этом. Когда в 90-е годы экономика стала рыночной, специалисты монтажа получили новый статус — статус наемных работников, которые государством юридически не защищены.

У них не идет стаж, их практически никогда не оформляют официально по трудовой книжке. Они работают по трудовому договору, при этом, как это ни странно, типового договора с режиссером монтажа до сих не существует. Например, в прошлом году одному из режиссеров монтажа предлагали заключить договор, в котором были фразы типа „срезки“, „сдача негатива“ и другие подобные. Понятно, что это форма еще советского времени, и она безнадежно устарела сегодня — настолько все плохо.

Поэтому создание Гильдии — прекрасная инициатива, которая давно была нужна. И мы рады, что наконец появились люди, которые могут довести это дело до ума. В идеале инициатива Сергея Акимова должна привести к созданию правомерного и правомощного профсоюза, который будет защищать своих участников и вести обоснованный прямой диалог с работодателями.


Кадр из фильма «Одна война», режиссер монтажа Вероника Чибис


Есть ряд моментов, которые меня смущают в организации на данный момент. Например, я и некоторые мои коллеги не очень рады, что Гильдия пока создается как коммерческая организация — в таком случае непонятно, как в судебных делах Гильдия сможет представлять наши интересы. Она должна быть некоммерческой общественной организацией.

Но эти проблемы, возможно, будут актуальны только первое время. Как начальная заявка мероприятие Сергея Акимова состоялось — он попытался собрать режиссеров монтажа и представил свою инициативу. Что касается дальнейшего развития, необходимо, чтобы этим занимался не один человек, а инициативная группа ведущих специалистов. Сейчас ясно, что не хватает ресурсов — человеческих, временных, финансовых, — чтобы Гильдия создавалась действительно на достойном, высоком уровне».

Валерий Козлитинов, режиссер монтажа («Поводырь», «Смешанные чувства»)
«Я всегда выступал за любое объединение профессиональных людей, от этого всегда только плюсы: возможность общаться, решать проблемы сообща, понимать общий уровень профессионализма, расти в профессии и много других бонусов. Все будет зависеть от того, насколько хватит запала участникам мероприятия. Перспективы, безусловно, есть. Я думаю, что работа Гильдии должна быть направлена на систематизацию работы профессионалов на рынке, выработку единых технических стандартов работы, от этого выиграют на самом деле все участники рынка.

В первую очередь те, кто стремится к повышению качества своего продукта. Я за то, чтобы участники Гильдии стали своего рода эталоном качества на рынке СНГ. Нужно сделать так, чтобы продюсеры сами стремились сотрудничать с Гильдией, тогда можно будет считать, что идея работает.


Кадр из фильма «Поводырь», режиссер монтажа Валерий Козлитинов
На таких принципах успешно работают гильдии в Америке, почему не может работать в СНГ? Если Гильдия просуществует хотя бы год, то будет жить и дальше. Если нет, значит, люди еще не готовы к такому подходу в профессиональной работе, возможно, стоит еще подождать. Но моя интуиции подсказывает мне, что Гильдия будет жить».

ИСТОЧНИК

КОММЕНТАРИИ