Личный кабинет

"Родина" против Homeland. О драматургии в российских сериалах

23.03.2015 23:54


Русскую версию Homeland - одного из лучших сериалов американского телеканала Showtime, или (по словам создателей "Родины", впоследствии оказавшимися враньём) его оригинала -- израильского сериала Hatufim ждали многие. Блистательный первоисточник, не самый плохой режиссёр (Лунгин), сильный актёрский ансамбль, большой бюджет, короче говоря, всё складывалось, вроде бы, хорошо. Небольшие сомнения были только в связи с тематикой сериала -- по ходу развития сюжета американская версия показывала своих политиков в довольно неприглядном свете, и было достаточно очевидно, что в условиях подцензурного российского телевидения эта тема будет, мягко говоря, приглажена. Именно с этой вероятной возможностью большинство ожидающих сериал связывало свои опасения относительно качества его драматургии. Однако, на практике всё оказалось совсем не так. Низкое качество сериала стало очевидным сразу, и не имело никакого отношения к политической составляющей. Давайте попробуем разобраться, почему так получилось, на примере драматургического анализа первой серии.

- - -

Нельзя сказать, что в России сейчас не умеют снимать сериалы в принципе -- это отрасль медиа, что не говори, развивается. У нас научились снимать успешные мелодрамы разных типов (от "народного" "Дома с лилиями" до "эстетской" "Оттепели" ), "Телеформат" смог поставить на поток любимые массовым зрителем малобюджетные детективные сериалы (от уже легендарного "Следа" до мистической "Пятой стражи" ), а на ТНТ силами компании Good Story Media появляются довольно интересные около-комедийные проекты вроде "Реальных пацанов" и "Физрука".

Однако, в этом довольно широком жанровом спектре всё ещё нет того, что мы ищем и любим в американских, британских и скандинавских сериалах. В нём совершенно нет драмы -- ключевого жанра мировых ТВ-шедевров. Что мы имеем в виду, когда говорим о драме? Мы имеем в виду произведения, максимально точно отражающие реальность за счёт событийной и психологической достоверности, благодаря которой зритель может ассоциировать себя с героем. Когда мы смотрим мелодраму (стандартный жанр русского ТВ) мы думаем о героях, и только о героях. Когда мы смотрим драму -- мы, в конечном итоге, думаем о себе.

Первая серия Homeland представляет собой драму, реализованную как детектив. Мы наблюдаем противостояние аналитика ЦРУ Кэрри Мэтисон и спасённого из плена морпеха Николаса Броуди, который может оказаться завербованным Аль-Каидой террористом. А может и не оказаться... Вот на этом как бы простом вопросе выстроена первая серия - да и, собственно, большая часть первого сезона американского сериала. Как выстроена первая серия "Родины"? С первого взгляда -- точно так же. Многие пишут даже о полной тождественности. Однако, никакой тождественности в художественном смысле там нет даже близко. Проблемы с драматургией "Родины" заключаются в трёх пунктах -- герои и сеттинг, структура, и, наконец, диалоги. Не смотря на то, что все эти три проблемы связаны, ради системности изложения я буду разбирать их по отдельности.

ГЕРОИ И СЕТТИНГ

Итак, как уже упоминалось, драма подразумевает реалистичность. Это значит, что сеттинг должен быть проработан максимально подробно, а герои должны быть идеально в него вписаны. Герой драмы -- это не болванчик со случайным набором функций, это отражение мира, который его сформировал. Именно для этого и пишется бэк-стори. Рассмотрим на примере Кэрри Мэтисон. Что мы узнаём о ней из первой серии, как раскрывается перед нами её персонаж? Опытный сотрудник ЦРУ, сначала -- оперативник, потом -- аналитик. Одинокая женщина, снимающая стресс случайными связями "на одну ночь".

Трудоголик, способный на конфликт с начальством. По её мимике и слегка странному поведению, мы понимаем, что с ней что-то не так. Мы видим, что она тайно пьёт какие-то таблетки. В ходе сюжета мы узнаём, что это нейролептик клазопин - у Кэрри серьёзные проблемы с психикой, которые она от всех скрывает, и они у неё с двадцати двух лет.

В ходе диалога с Солом в котором Кэрри пытается оправдаться за незаконную слежку за Броуди мы слышим ключевые слова, раскрывающие причины её проблем и одержимости - "Я серьёзно... однажды я уже ошиблась. Я не могу позволить этому повториться", на что Сол отвечает "Это было десять лет назад, и мы все тогда в чём-то ошиблись". О чём идёт речь? Сериал вышел в две тысячи одиннадцатом году. За десять лет до этого произошло 9-11, "одиннадцатое сентября" - самый страшный теракт за всю историю США. Кэрри, судя по её внешнему виду, чуть за тридцать. Значит, на момент теракта ей вероятно было как раз двадцать два -- тот возраст, в котором начались её психологические проблемы...

И в этот момент мы понимаем откуда они взялись и почему она вцепилась в Броуди как бульдог в кусок мяса. "...однажды я уже ошиблась. Я не могу позволить этому повториться". В две тысячи первом Кэрри упустила зацепку, которая могла бы помочь предотвратить 9-11, и до сих пор считает себя виновной в этом. Именно это и сформировало характер и мотивацию, которые мы у неё видим. Вернёмся от драматургии к "Родине". Что мы узнаём про Зимину из первой серии? Опытный сотрудник... а... чего именно? Это ФСБ? СВР? ГРУ? "Контр-террористический центр", сообщают нам авторы во время речи начальника Зиминой. Не существующая в реальности организация. Ладно, допустим. В диалоге с помощником, устанавливающим камеры наблюдения, он говорит Зиминой "Мы с тобой десять лет этим занимаемся, с каких пор ты мне перестала доверять?".

Время действия -- 1999 год. Десять лет назад был 1989, устанавливать "прослушку" могло только КГБ, а Зимина, судя по реплике, уже занимала должность, позволяющую отдать приказ об этой установке. То есть -- что мы видим, когда смотрим на Анну Зимину? Мы видим опытного оперативника, подготовленного ещё в КГБ. НО МЫ ЭТОГО НЕ ВИДИМ. Зимина - истеричка, которая прибегает плакаться к психологу о профессиональном провале. К психологу. Офицер спецслужбы под подпиской о неразглашении, работающий с иностранной агентурой. К психологу. О профессиональном провале. И стонет там: "Они все считают меня идиоткой, думают, что я сумасшедшая!". Убиться веником -- но, похоже, эти "все" правы. Почему она постоянно строит гримасы?

Почему она пьёт таблетки, и что это за таблетки? Мы не знаем, нам не сообщили. И истерики, и гримасы, и таблетки зрителю полагается принять просто потому что вот так. Вот такой вот тут у нас экс-офицер КГБ. Простой и близкий зрительнице "России-1".

Итак, что мы имеем по главной героине в итоге. В Homeland она -- профессионал, который постепенно и незаметно для окружающих сходит с ума от гипертрофированного чувства личной ответственности. "Тихо шифером шурша, едет крыша не спеша", дело житейское. В "Родине" она вместо этого - истеричная дура, непонятно как ставшая офицером спецслужбы, и умудряющаяся как-то им оставаться. В первом случае у нас -- проработанный персонаж драмы. Во втором -- бессмысленный болванчик из эпизода "мыльной оперы".

Поэтому, заметим в скобках, обильное возмущение "плохой актёрской игрой" замечательной актрисы Виктории Исаковой, раздающееся во всех обсуждениях "Родины", совершенно бессмысленно. Она не виновата. Что ей написали, то она и играет.

В принципе, одного этого хватило бы, чтобы убить в сериале всю драматургию. Но не будем спешить, статья длинная. Про второго героя, Броуди/Брагина мы по первой серии мало что можем сказать, он пока скорее не субъект, а объект -- "таинственный возможный предатель", персонаж-функция. Тем не менее, об одной детали, важной для американского оригинала, и полностью упущенной в русской версии сказать нужно.

Николас Броуди -- морпех, marines. Что такое "морпех" для США, для американской культуры? Это не просто "какой-то военный". Это символ армии -- отборные войска, те, кто всегда в самой горячей точке, первый и последний рубеж защиты государства. Элита. Сами американцы частенько над ними подшучивают (Tell It to the Marines!), но всё равно ценят и уважают. Девиз американских морпехов - "Semper Fidelis", в переводе с латыни - "Всегда верный". Броуди в бэк-стори -- простой, сильный парень, в чём-то недалёкий, но безусловно патриотичный, и его род войск это подчёркивает. Это не случайный выбор.

Это мэсседж, явно адресованный зрителю -- если ТАКИЕ парни предают нашу страну (ой, спойлер!), то, возможно, наша страна где-то по-крупному ошиблась? Что мы делаем не так? Умение (и желание) ненавязчиво и как бы между делом поднимать такого рода вопросы -- это тоже часть того, что называется "хорошей драматургией". Возвращаемся к "Родине". В ней "наш Броуди", Алексей Брагин... морпех. При всём уважении к русским морпехам -- мне в ходе работы над статьёй пришлось зайти в Википедию, чтобы убедиться, что они действительно существуют! Вот ПОЧЕМУ Брагин в "Родине" морпех? Потому что.

В оригинале был морпех и у нас морпех, ура, мы сделали всё правильно (сарказм). Оставили "как было" - и благодаря этому потеряли весь заложенный в это "как было" смысл. А ведь в российской культуре есть почти полный аналог американских marines, и вы все его знаете -- ВДВ, "Никто кроме нас". Это можно было бы использовать. Может показаться, что это мелочь. Но на том уровне владения профессией, на котором написан Homeland, мелочей НЕТ. Любая деталь должна работать на замысел, и быть его частью. У создателей Homeland (а ведь это, на секундочку, тоже не оригинальное произведение, а адаптация) это получилось, у создателей "Родины" - нет. Сеттинг не отработан, герои формальны и не реалистичны.

СТРУКТУРА

Я не использую для анализа драматургической структуры описанные в учебниках способы вроде таблиц на основе трёхактной (или какой-либо другой фиксированной) схемы, мне кажется, что это очень грубый инструмент, мало пригодный для практической деятельности, особенно когда речь идёт об анализе фильмов, соединяющих в себе несколько жанров. Вместо готовых схем я использую собственную модель под названием "жанровый график", являющуюся частью "Теории жанров", которую я в общих чертах закончил в прошлом году
(http://samlib.ru/c/cherepanow_pawel_walerxewich/teorijazhanrow.shtml). Для тех, кто с ней не знаком, я сейчас очень-очень кратко опишу те её положения, которые понадобятся для понимания структурных отличий "Родины" от Homeland.

"Теория жанров" считает, что структуру создают поворотные точки -- моменты, в которых происходящее на экране изменяется в неожиданном для зрителя направлении. Эти поворотные точки могут принадлежать к одному из семи возможных типов, которые мы называем "жанр". Каждая поворотная точка воздействует на зрителя уникальным образом, определяемым её жанром, или её жанровой комбинацией (поворотная точка может относиться к нескольким жанрам одновременно, если воздействует сразу несколькими способами).

По полученным в ходе анализа поворотным точкам строится график, на котором они располагаются в соответствии с хронометражем, и обозначаются кружками, цвет которых показывает их жанр. Соответственно, жанр фильма В ЦЕЛОМ определяется через преобладающий на графике цвет поворотных точек. Так же на этом графике наглядно видны провисания сюжета. В данном случае мы имеем дело с поворотными точками четырёх жанров -- экшн (физическое противостояние), драма (активное и сознательное действие героя, реалистично вытекающее из ситуации и логики характера), мелодрама (эмоционально-заряженная сцена, как правило, связанная с действием на героя внешних сил), и детектив (получение новой информации о стоящей перед зрителем тайне).

Поскольку в целом "Родина" пыталась повторить структуру Homeland и по большей части это удалось, мы будем разбирать подробно только те места, в которых "Родина" нарушает структуру оригинала. Так же мы не будем разбирать абсолютно все отличия (к примеру, информация о том, что Эстас спал с Кэрри и его брак из-за этого рухнул не играет в сюжете данной серии никакой существенной роли, просто чуть глубже раскрывает характеры и отношения), мы разберём только те сцены, из-за изменения которых изменилась структура.

1

Первое отличие -- встреча Кэрри / Зиминой с информатором. Homeland: Ирак. Начальник сообщает Кэрри, что получившие независимость иракцы собираются казнить её пока не расколовшегося потенциального информатора -- террориста Ибрагима Хасана, который делал бомбы для Абу-Назира. Начальник отказывается ему помочь, он не верит, что Ибрагим расколется. Кэрри нелегально проникает в тюрьму к Ибрагиму, и сообщает ему, что ничего не может сделать, скоро его казнят -- но, если он прямо сейчас откроет ей какую-либо новую информацию о тайных планах Абу-Назира, она спасёт его семью. А если не откроет -- не спасёт.

Вмешивается подкупленный охранник, он требует, чтобы они прервали разговор -- патруль близко, Кэрри в ответ отталкивает его и продолжает давление. Ибрагим что-то шепчет ей на ухо, в это время прибегает обещанный патруль и скручивает Кэрри. Уход в затемнение. Всё быстро, чётко, никаких вопросов по мотивации героев и логике событий. Два героя, которые не доверяют друг другу, один герой не хочет говорить, второй пытается заставить его это сделать, сначала деморализовав ("сделки не будет, тебя казнят" ), а потом надавив на слабое место ("но я помогу твоей семье" ).

Прибежавший патруль заканчивает сцену путём грубой силы. Жанр поворотной -- драма/экшн. "Родина": Ливан. Зимина сообщает по телефону, что "Он неделю уже не выходит на связь", потом уточняет "Он был мне как брат, я найду его". Начальник сообщает ей, что "Операция отменена" (какая операция?), "Ты возвращаешься". Зимина делает вид, что телефонная связь прервалась. Потом она получает информацию в кальянной, приходит к больнице, и, дав взятку охраннику у палаты, навещает некоего Джамаля, который, тяжело сопя, лежит под аппаратом жизнеобеспечения. Зимина спрашивает, узнал ли он что-нибудь, видел ли он Бен-Джалида.

Охранник стучит в стекло, Зимина запирает дверь. Далее происходит мега-поворот: "Я помогу тебе, если ты меня отключишь" (?). Зимина отвечает "Я помогу тебе, я вытащу тебя отсюда", и снова спрашивает, что он знает. Джамаль продолжает шарманку: "Если они выследят меня они меня вернут. Я этого не выдержу, я боюсь боли. Клянись, что отключишь меня". Приезжают полицейские, Зимина видит их в окно, и обещает отключить Джамаля. Джамаль наконец раскалывается: "Будет большой взрыв. Они завербовали русского офицера. Я люблю тебя, Анна". Зимина целует его, отключает аппарат (а смысл, кстати, это делать, если в палату сейчас войдёт толпа, которая уже усиленно колотит в дверь, и увидит, что он выключен? Джамаль умрёт без него за минуту? Что у него за болезнь такая?), в палату врываются полицейские.

В принципе, если бы вот на этом закончили, оно бы, конечно, было уже плохо (герой, который не верит любимому человеку, только что пообещавшему его спасти, герой не боящийся смерти, но боящийся боли? Не перебор?), но они ведь не заканчивают. Действие перемещается в Москву, где начальник и наставник Зиминой смотрят по ТВ интервью какого-то араба о "русской террористке проникшей в наш госпиталь". Неожиданно в кадре оказывается сама эта "террористка", которую куда-то волокут всё те же двое полицейских.

Или в Ливане очень быстрые телевизионщики, или очень медленные полицейские. Ну, или, как вариант (будем думать о создателях хорошо) этот ролик -- постановочная провокация спец.служб Ливана (они там вообще есть?), чтобы очернить подставившихся русских в глазах мировой общественности. Гы. По итогу мы имеем -- подчёркнуто эмоциональную сцену, героя с нереалистичной мотивацией, натянутое совпадение (телерепортаж). Экшн мы, хоть и выраженный гораздо более слабо, чем в Homeland (потому что героиня не бьёт охранника) в принципе, имеем тоже. Жанр поворотной точки -- мелодрама/экшн.

Важным отличием здесь так же является то, что в Homeland зритель не знает, что сообщил информатор, а в "Родине" - знает. Запомните этот момент, мы вернёмся к нему позже.

2

Рассказ начальника об обнаружении Броуди / Брагина с демонстрацией ролика. Тут отличие, вроде бы, совсем небольшое, в принципе, информация зрителю передана та же -- но каким способом? Homeland: "...но во время зачистки спецназ кое-что обнаружил. Комнату, запертую на висячий замок. Взгляните сами". Спецназ вышибает дверь, бросает внутрь световую гранату, вбегает, орёт "Лежать, на колени!". Заросший мужик, поставленный на колени, что-то хрипит на арабском. "Что ты сказал?". "Я американец..." - неожиданно переходит на язык Шекспира и Микки Мауса заросший мужик. Начальник рассказывает остальным, что это Броуди. Кэрри задаёт уточняющий вопрос про "напарника Броуди" (позже, на сцене допроса, выясняется, откуда она это знает -- Броуди искали в то время, когда она уже служила в Ираке), получает ответ, быстро выходит из комнаты.

"Родина": "...посмотрите, кто ждал там наших ребят!". Кадры -- бегут, стреляют, ничего не понятно. Начальник под это дело сначала рассказывает о пропаже Брагина, потом говорит, что его обнаружили. В кадре -- клетка, заросшее лицо Брагина. Начальник продолжает рассказ. Зимина "флэшблекует" сценой с Джамалем, и быстро выходит из комнаты. В Homeland мы наблюдаем поворотную точку (обнаружение пленного, внезапно оказавшегося американским солдатом) непосредственно. В "Родине" нам о ней рассказывают. Это разный уровень воздействия на зрителя. Жанр этой поворотной точки в Homeland -- экшн/детектив. Жанр в "Родине" - детектив. Начинается линия Зимина / Брагин.

3

Кэрри / Зимина сообщает наставнику, что Броуди / Брагин по её мнению завербован. Попытка добиться разрешения на прослушку, отказ. В Homeland это сильная поворотная точка, открывающая сюжет противостояния Кэрри / Броуди, и задающая лежащую в основе этого сюжета тайну. Жанр: детектив. В "Родине" на момент этой сцены сюжет Зимина / Брагин уже запущен, и зритель не узнаёт из диалога ничего нового - сцена не меняет его восприятие сюжета! Отсутствие новой информации пытаются компенсировать трёпом про то, что Бен Джалид жив. Это не работает - зритель до начала сцены вообще не знает, что Бен Джалида считали умершим. Поворотная точка потеряна на ровном месте.

4

Кэрри / Зимина нелегально устанавливает прослушку в доме Броуди / Брагина. Длинная сцена, растянутая при помощи монтажа. Данная сцена продвигает вперёд линию противостояния, но не при помощи открытия новой информации (детектив), а при помощи поступка героя (драма). Однако, есть небольшой нюанс. В Homeland Кэрри помогает старый знакомый Вёрджил и его брат Макс, она платит им деньги за помощь. В "Родине" Зиминой помогает Марат, так же старый знакомый. Никаких разговоров о деньгах нет. По лёгким намёкам и тоскливым взглядам зритель может догадаться, что Марат влюблён в Зимину, и именно поэтому ей помогает. Итого по поворотной точке: в Homeland -- драма, в "Родине" - драма/мелодрама.

5

Кэрри / Зимина наблюдает таинственные телефонные звонки в дом Броуди / Брагина Жанр -- детектив.

6

Сцена допроса. Броуди / Брагин после вопроса Кэрри / Зиминой видит флэшбэк о Абу Назире / Бен Джалиде, и врёт, что никогда его не встречал. Жанр -- детектив/драма. Броуди / Брагин врёт, это раскрывает для зрителя его характер, и одновременно развивает детективную линию.

7

Броуди / Брагин врёт жене, что допрос затягивается, и уходит в парк. Кэрри / Зимина подозревает, что он встречается со связным, но оказывается, что он встречается с женой убитого сослуживца Уокера / Хамзина. "Родина" останавливается на этом, и получает жанр поворотной точки -- детектив. Тайна звонков разрешилась. Homeland идёт дальше. После того, как Кэрри и Вёрджил понимают, что эта встреча - пустышка, Вёрджил неожиданно достаёт обнаруженную у Кэрри его братом-напарником Максом таблетку нейролептика, и устраивает ей короткий допрос на тему "А не поехала ли ты, дорогая, крышей?". Кэрри признаётся что страдает от проблем с психикой, но отказывается прекращать слежку и угрожает Вёрджилу у которого другое мнение - "ты и твой тупой брат уже замазаны". Жанр -- детектив/драма.

8

Вернувшись домой, Кэрри / Зимина видит возле нелегальной системы слежения поджидающего её наставника. Тот сообщает, что расскажет всё руководству, и Кэрри / Зимину отдадут под суд за эту самодеятельность. Она сначала пытается убедить его, потом, как выразился герой Маковецкого, "соблазнить". Не соблазнившись, наставник уходит, оставляя Кэрри / Зимину думать о своей непоправимо загубленной карьере. Всё это, конечно, драма -- но дальше начинается расхождение. Homeland: Расстроенная Кэрри, надев обручальное кольцо, которое применяет, чтобы "отпугивать тех, кому нужны серьёзные отношения" отправляется в бар, чтобы выпить и найти очередного "мужика на одну ночь". По-прежнему драма. "Родина": Расстроенная Зимина отправляется к психологу, и устраивает там эмо-сцену со слезами и истерикой. Психолог в ответ объясняет ей, что всё хорошо, надо жить дальше, например, вымыть для начала голову. Жанр - мелодрама. В чём-то даже трэш.

9

Кэрри / Зимина замечает, что Броуди / Брагин двигает пальцами, когда его снимают, и решает, что это какой-то код, который он передаёт сообщникам. Сообщив об этом наставнику, она частично возвращает его доверие, и делает Броуди / Брагина официальным подозреваемым. Отличие между "Родиной" и Homeland здесь только в том, как героиня пришла к разгадке. В "Родине" она выходит из душа, и, увидев в телевизоре репортаж о Брагине, садится смотреть. В Homeland телевизор с репортажем работает в баре, героиня стоит у сцены, слушая джаз, и замечает движение пальцев Броуди когда переводит взгляд с пальцев музыкантов-джазистов на экран. Второй вариант, безусловно, более логичен, но это не вопрос структуры. Жанр данной точки и там и там -- детектив.

10

Тем временем Броуди / Брагин выбирается на пробежку / поездку. В ходе перемещения по городу он видит флэшбэк, в котором избивает своего сослуживца по приказу Абу Назира / Бен Джалида. Теперь зритель знает, что Броуди / Брагин не просто врун, но и убийца. Броуди / Брагин долгим взглядом смотрит на Капитолий / Кремль. Жанр: детектив/драма, и это последняя поворотная точка. Теперь окинем взглядом всю картинку.




Главным структурным отличием является не то, что в "Родине" на одну поворотную точку меньше и на десять минут хронометража больше. Отличие здесь в основном жанре. Homeland -- это детектив/драма. Это можно сравнить с конфетой в фантике. В "Родине" конфету поменяли, но оставили обёртку -- детективная линия там на месте, но драматическая выродилась в мелодраму. Более того -- заметно, что мелодраматические и детективные элементы не связаны структурно (нет поворотных точек, принадлежащих этим жанрам одновременно). На практике это означает, что они не дополняют друг друга, а конфликтуют.

То есть тот, кто смотрит "Родину" ради детектива, будет скучать на мелодраматических сценах, а тот, кто смотрит ради "чувств", будет скучать наблюдая за следствием. В результате такого рода расположения поворотных точек целевая аудитория не увеличивается, а уменьшается -- в отличии от Homeland, в котором элементы детектива и драмы, как мы видим на графике, связаны, то есть часть эпизодов работает одновременно и на любителей "правды жизни" и на любителей "разгадывания тайн". Общий вывод по структуре -- при сохранении числа поворотных точек (то есть динамики) была потеряна жанровая целостность.

Это уже не драма, но, в то же время, это и не мелодрама. Детективная линия осталась нетронутой, но теперь она существует сама по себе, без поддержки других жанров. Вообще, кстати, это довольно забавно -- при создании Homeland детективная составляющая израильского оригинала Hatufim была усилена, при сохранении сильной драматической. В русском же варианте, при сохранении сильной детективной, драматическая составляющая Homeland была ослаблена. То есть главным инструментом создателей американо-российской адаптации, в отличии от израильско-американской, стало не перо, а ножницы. Первая серия "Родины" длиннее первой серии Homeland на десять минут. Во многом это получилось из-за продолжительности диалогов. Настало время поговорить про них подробнее.

ДИАЛОГИ

Диалоги "Родины", в общем-то, типичны для стандартов российских федеральных каналов, но в нескольких моментах таки уходят за грань профессионализма, и вызывают нездоровый смех пополам с неловкостью. Антирейтинг диалогов первой серии, на мой взгляд, выглядит так:
    -- Диалоги Зиминой. Ну, тут понятно. Из-под героини выбили бэк-стори и мотивацию так что ей просто не о чем говорить. "Ват?", "Ват?", "Вот?", "Бен Джалид жив!", "Бен Джалид жив!", "Бен Джалид жив!", "Они считают меня сумасшедшей!" -- Диалоги сына Брагина. Вообще, в большинстве российских сериалов героев-детей играют разработанные в Сколково андроиды. Внешне эти андроиды выглядят очень похожими на живых, но, когда они раскрывают рот, их нечеловеческая природа становится очевидной. Вот и здесь. Мальчик из оригинала превратился в робота, механически повторяющего "дядя Дима возит нас на машине". Вот зачем он это повторяет? Нормальный ребёнок будет это повторять? -- Диалоги высокопоставленных контр-разведчиков и военных. Создатели сериала их, похоже, в глубине души не любят, поэтому не дали им ни одной симпатичной реплики -- только кирпичи текста, злобу, и плохие шутки.
Приведём самый наглядный пример из последнего пункта - сцена разговора между Генералом "на земле", и Полковником, который сопровождает летящего в Москву Брагина. Г: Ну как он там, полковник? П: Плохо ему. Думаю, может не очень красиво получиться. Г: А ты не думай! Тебе это не идёт. Твоя забота -- он. Поди посмотри, как он там. Полковник встаёт, выглядывает в салон. Там сидит задумчивый Брагин. П: Сидит, молчит... Думаю, плохо ему. Г: А ты не думай! А доставь мне его сюда! Бодрым и румяным. Понял?

Вот, собственно, что Генерал хочет от Полковника в этой сцене? Чтобы он перестал думать, и сделал... что? Никакой объективной проблемы нет. Соответственно, повода для этого диалога нет, и смысла в нём нет тоже. Для сравнения -- этот же диалог из оригинала. Броуди блюёт в туалете самолёта. Сопровождающий Военный стоит за дверью, и слушает, приложив ухо к двери. Эстас стоит в аэропорту с трубкой у уха.
В: Мы можем отложить церемонию?
Э: Так, чтобы не выглядеть полными мудаками? Нет.
В: Он сейчас выблёвывает свои кишки в унитаз.
Э: Я думал, армейские доктора провели полный медосмотр?
В: Провели.
Э: Так в чём проблема?
В: Я не знаю, Дэвид. Может быть, дело в восьми годах, которые он просидел на дне ямы? На заднем плане проезжают машины с мигалками. Большая чёрная машина останавливается позади Эстаса.
Э: Вице-президент приехал, пока мы говорили - так что мне нужно, чтобы Броуди улыбался и героически махал рукой, как на долбанном параде!

Заметим, что в английском оригинале присутствуют слова asshole (букв.- грубое название ануса, пер. - очень нехороший человек) и fucking, которые я заменил на нейтральные "мудак" и "долбанный". Это тоже проблема. Пока герои российских сериалов не имеют возможности говорить на родном языке примерно половины населения России (русский матерный) о реалистичности в диалогах этих сериалов придётся забыть.

ИТОГИ

Можно ли сказать, что сериал "Родина" - это провал-провал, катастрофа? К сожалению, нет. Тот уровень драматургии (а, точнее, отсутствия драматургии), который мы наблюдаем в "Родине" сравнивая её с оригиналом это не что-то экстремальное и необычное. Это совершено стандартный уровень отечественных сериалов на федеральных каналах. Именно этот уровень в широких редакторо-продюсерских кругах считается "профессионализмом", именно к этому уровню привык зритель. И убогость этого уровня проявляется только при попытке сравнить его с настоящими драмами (вроде Homeland) которые снимают в так называемых "западных странах".

Является ли текущий уровень качества драматургии на федеральных каналах естественным? Мне кажется, нет. Для русского сценариста (если он, конечно, действительно сценарист, а не "занимающийся сценаристикой копирайтер" - не важно, с дипломом ВГИК или без) драма не должна быть сложным жанром. Она есть в нашем культурном коде, а традиции, в которых работали, например, Достоевский, Толстой, и Чехов, гораздо старше и прочнее, чем традиция советской лакировки действительности, в рамках которой на данный момент работают российские федеральные телеканалы.


ИСТОЧНИК

КОММЕНТАРИИ