Личный кабинет

Как это снято: «Город грехов»

20.03.2015 20:05
ИСТОЧНИК

Десять лет назад состоялась премьера «Города грехов», одного из стилеобразующих фильмов 2000-х. Разбираемся в истории создания картины, особенностях драматургии и новшествах визуального решения.

Автор: Павел Орлов



Создание

Идеей киноадаптации цикла графических романов Фрэнка Миллера «Город грехов», выходившего в 90-х годах, Роберт Родригес болел на протяжении нескольких лет. Реализовать идею мешало несовершенство технологий и несговорчивость Миллера, в свое время имевшего не самый удачный опыт работы в качестве сценариста над вторым и третьим «Робокопом». Чтобы убедить недоверчивого иллюстратора передать права на произведения, Родригес снял (всего за один день!) трехминутную новеллу «Клиент всегда прав», впоследствии ставшую прологом «Города грехов».

Она давала достаточное представление о том, каким будет кино, и впечатленный Миллер сразу же согласился на адаптацию. Любопытно, что одного разрешения Родригесу было мало – он хотел сделать не традиционную экранизацию, улавливающую общую атмосферу первоисточника, а буквально перенести графические романы на экран.

Чтобы точнее выполнить эту задачу, Родригес предоставил Миллеру полномочия сорежиссера проекта. Также для постановки нескольких эпизодов был приглашен специальный гость – близкий друг Родригеса Квентин Тарантино. Правда, по ряду обстоятельств, ему пришлось ограничиться режиссурой лишь одной сцены – сюрреалистического диалога Клайва Оуэна и мертвого героя Бенисио дель Торо в машине.



Съемки картины проходили в 2004 году в павильонах собственной киностудии Родригеса Troublemaker Studios в Остине. Функции на площадке между Родригесом и Миллером делились следующим образом: первый, как и на любом другом своем проекте, занимался вообще всем (по словам Миллера, из-за этого он долгое время не мог понять, в чем же заключаются обязанности режиссера), тогда как второй время от времени работал с актерами, помогая прояснить мотивировки героев, и следил за точностью воспроизведения внешнего облика персонажей, дизайна реквизита и вымышленной вселенной в целом.

Интересно, что авторы не стали делать специально сценарий и раскадровки, а на площадке руководствовались непосредственно копиями романов Миллера. При этом Родригес, по собственному признанию, порой даже не знал, на какой результат он может рассчитывать. Параллельно съемкам велась работа по созданию визуальных эффектов, без которых в фильме не обходится ни один кадр. Студии Hybride, CaféFX и The Orphanage сделали по новелле.
Драматургия


«Город грехов» имеет своеобразную драматургическую конструкцию, разновидность которой получила популярность в 1990-2000-х годах с легкой руки все того же Тарантино. Фильм состоит из четырех новелл, расположенных не в хронологическом порядке. История «Клиент всегда прав» разделена на две части – пролог и эпилог всей картины.

В отличие от традиционного киноальманаха, где несколько фильмов объединены сквозной темой, новеллы «Города грехов» формируют единую вселенную с пересекающимися сюжетами, героями и мотивами. Из разрозненных деталей перед зрителем, подобно пазлу, собирается общая панорама. Другая особенность драматургии «Города грехов» заключается в нетипичной для кинокомикса серьезности историй и психологической углубленности характеров персонажей. До фильма Родригеса целевой аудиторией жанра считались, прежде всего, подростки. «Город грехов» подтянул более зрелого и искушенного зрителя.
Изобразительное решение


Ключевая составная «Города грехов», моментально собравшая вокруг него армию поклонников и подражателей – уникальная визуальная стилистика (фильм не зря получил на Каннском кинофестивале 2005 года техническое Гран-при с формулировкой «За визуальную остроту»). Трудно поверить, но именно из-за нее проекту непросто было найти дистрибьюторов, ведь черно-белое кино для львиной доли зрителей XXI века – это какая-то дикость.

Хотя картину, конечно же, черно-белой в привычном понимании назвать нельзя. Следуя эстетике графических романов Миллера, Родригес стремился сделать максимально контрастное, стальное изображение, исключающее оттенки переходного серого цвета насколько это возможно. Столь радикальный подход редко встречается даже во вдохновлявшем авторов американском науре 40-х. Кроме того, в картине присутствуют цветовые элементы – глаза у некоторых героев, губы, волосы, платья, обувь, постель, автомобили, кровь путем колоризации выделены насыщенными цветами. Подобное решение, кстати, мы можем найти не только в комиксах Миллера, но и в таких фильмах, как «Список Шиндлера» или «Плезантвиль».



Съемки «Города грехов» проходили в цвете, а при обработке изображение переводилось в ч-б. Колоризация некоторых элементов потребовала особого подхода. Например, кожа Желтого Ублюдка в исполнении Ника Стала при съемках была не желтой, а синей, выполняя, по сути, функцию хромакея – синий удобен для последующего замещения, но при этом он не смешивался с окружавшим зеленым фоном. Для создания на пост-продакшене эффекта белой крови, при съемках использовалась не традиционная бутафорская кровь, а специальная подсвеченная флуоресцентная жидкость. Таким же образом пластыри на лице Микки Рурка, галстук Брюса Уиллиса, очки Элайджи Вуда в действительности были не белыми, а красными флуоресцентными.



При построении кадра Родригес также следовал романам Миллера – мизансцены, ракурсы (много острых углов сверху и снизу), крупности буквально копировались. Не случайно и движение камеры насколько это возможно сведено к минимуму, а необходимая динамика создается за счет стремительного монтажа. Черно-белые силуэтные общие планы, присутствующие в наиболее напряженных моментах каждой из новелл, создавались с помощью анимации.
Грим


Большинство актеров подбирались для картины с учетом их внешнего сходства с образами, созданными Миллером на бумаге. Однако для некоторых героев исполнителям понадобилось довольно серьезно менять внешность. Благодаря мастеру по созданию специального грима Грега Никотеро, часто работающего с Родригесом, почти неузнаваемыми, но абсолютно идентичными вымышленным героям, стали Микки Рурк, Ник Стал и Бенисио дель Торо. Нанесение грима на каждого из них ежедневно занимало по несколько часов. В случае Стала даже возникла сложность – из-за специфики грима актер практически ничего не слышал, что однако придало его игре особую выразительность.
Хромакей


«Город грехов» наряду с новыми эпизодами «Звездных войн» и дизельпанком «Небесный капитан и мир будущего» стал одним из первых фильмов, полностью снятых с использованием хромакея. Собственно, эта технология вместе с цифровыми камерами и сделала возможным появление картины. Хромакей сильно повлиял на формат рабочего процесса: все съемки проходили в павильоне, помещение было обтянуто зеленой тканью или выкрашено зеленой краской, декораций как таковых не было.

На пост-продакшене хромакей заменялся цифровым изображением. Лишь четыре декорации в картине натуральные: бар, кухня в новелле «Большая смачная резня», коридор больницы в эпилоге (по причине того, что в кадре одновременно находится большое количество персонажей, и это усложняло работу специалистам по визуальным эффектам), а также тюремная камера. Натуральным был многочисленный реквизит, в том числе оружие, мебель, машины.

В качестве последних, кстати, в обязательном порядке использовались оригинальные модели – полтора десятка раритетных автомобилей 30-80-х годов собирались на протяжении нескольких месяцев по всему Техасу. При съемках динамичных сцен, например, дорожных погонь, объекты в кадре оставались неподвижными – эффект движения создавался на пост-продакшене благодаря изменениям фона. В сценах, где герои идут или бегут, использовались беговые дорожки, то есть в действительности актеры также оставались на месте.



Как утверждает Родригес, использование хромакея позволило многократно ускорить работу – не нужно было перестраивать декорации, перемещать оборудование, переставлять свет и т.д. В итоге, например, Бриттани Мерфи, хотя она и появляется в трех новеллах, присутствовала на площадке всего один день.

Сцену погони Желтого Ублюдка за героями Брюса Уиллиса и Джессики Альбы сняли также за день, тогда как без хромакейной технологии могло бы потребоваться до трех недель. Еще один большой плюс использования зеленого фона – отсутствие необходимости в некоторых случаях согласовывать графики съемок актеров. Например, в картине есть сцены поединков героев Микки Рурка и Элайджи Вуда, однако сами актеры на съемочной площадке не встречались.

Сцену диалога Микки Рурка и Рутгера Хауэра начали снимать, когда Хауэр еще даже не присоединился к проекту. Также на площадке не встречались Брюс Уиллис и Бриттани Мерфи, Микки Рурк и Джессика Альба, хотя в картине есть и их диалоги. В подобных случаях актер работал с дублером, который одевал хромакейный костюм, чтобы при компьютерной обработке его можно было заменить. Фильм снимался на цифровую камеру Sony CineAlta HDC-F950, что, по словам Родригеса, также было принципиально важно – пленка просто не позволила бы сделать необходимые спецэффекты.

Здесь желающие могут посмотреть весь фильм на фоне «зеленки» без компьютерной графики. Местами очень смешно.

КОММЕНТАРИИ